Борис Гройс

Gesamtkunstwerk Сталин

Взяв за основу ключевое понятие вагнерианской эстетики Gesamtkunstwerk (в русском переводе — «законченно-единое произведение искусства»), Борис Гройс радикально меняет точку зрения на художественный авангард XX века и его отношение к так называемой «тоталитарной эстетике». Гройсовский «Сталин» выступает метафорой не преодоления, а завершения авангардного проекта, его «отрицанием отрицания», то есть, по сути, является утверждением главного пафоса авангарда — революционного пересоздания не столько формы произведения, сколько самого зрителя.
179 printed pages
Copyright owner
ООО "Ад Маргинем Пресс"
Publisher
Ad Marginem
Have you already read it? How did you like it?
👍👎

Impressions

    Илья Дикshared an impression5 years ago
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile
    🚀Unputdownable

    Превосходная работа; гройсом мыслится важная, притом, что крайне замалчиваемая тема, а именно, эстетика тоталитарного искусства: мимоходом давая ключик прочтению картин соцреализма, автор закладывает в текст превосходящий исходную тему посыл -- отношения эстетики и ее потребителей: и мы легко можем убедиться, что формула: искусство -- это воплощенные мечты власти -- отчетливо прослеживается и в современных медиа.
    Книга крайне полезна культуологу и искусствоведу и как интересный материал и попросту превосходное чтение.

    Savva Dudinshared an impression4 years ago
    👍Worth reading

    Как подготовить толковую базу предвосхищающую продажу московского концептуализма в лучших аукционных домах мира? У Гройса получается и подобрать точный концепт и выстроить нарратив, убеждающий в том, что и авангард и соцреализм - сущностно насильственные и тоталитарные художественные парадигмы. В дальнейшем глазом читателя выстланы блестящие и выпуклые образы совриска из 80х вместе с доказательствами их ненасильственной природы.

    Galya Lupposhared an impression5 years ago
    💀Spooky
    🔮Hidden Depths
    💧Soppy

    всё тлен и постмодерн. Дзен буддисты только способны на большее но ими не так просто стать, как философами

Quotes

    Alex Platonovhas quoted7 years ago
    Хомо советикус, оказавшийся перед лицом краха сталинского проекта выхода из мировой истории, поначалу запросился обратно в историю – чему соответствует, например, хрущевский лозунг «догнать и перегнать Америку», выдвинутый в 1960-х годах. Советский человек в тот момент вдруг ощутил с невероятным ужасом свою изъятость из единого мирового контекста. Утопия обернулась антиутопией, трансцендирование исторического – ужасным провалом почти в доисторическое. Искусственность и манипулируемость среды обитания советского человека, созданная для него режимом, – именно вследствие утраты нормального контекста – обесценила для него все его чувства и мысли, превратив их в знаки несуществующего и никому не нужного языка. Но как обычно бывает в таких случаях, за первым шоком немедленно последовал второй: в тот самый момент, когда советскому человеку больше всего захотелось прочь из утопии обратно в историю, он вдруг обнаружил, что истории больше нет и возвращаться некуда. На Западе, который следовало «догонять», уже никто никуда не спешил, и все надежды на перемены исчезли вследствие исчезновения самой исторической перспективы, ориентации на будущее.
    Ivan Streltsovhas quoted2 years ago
    Смысл выставленного мертвого тела Ленина – не преображенного и не могущего преобразиться, а такого, «каким оно могло бы быть в момент его смерти», – предоставить вечное доказательство тому, что он действительно, безвозвратно и окончательно умер, не воскреснет, и никакая аппеляция к нему ни в каком смысле более невозможна – разве только через его наследников, стоящих сейчас на мавзолее. В этом смысле изъятие тела Сталина из Мавзолея и его погребение маркирует неспособность культуры окончательно признать его смерть и освободить его дух для дальнейших воплощений (не зря, в связи с выносом тела Сталина, Евтушенко пишет стихотворение «Наследники Сталина», где выражается страх перед возможностью продолжения сталинского дела).
    Михаил Фаустовhas quoted5 years ago
    Если поэты футуризма призывали «сбросить Пушкина с парохода современности», а поэты Пролеткульта требовали: «Во имя нашего завтра сожжем Рафаэля, растопчем искусства цветы» (две чаще всего всплывавшие в тогдашних дискуссиях цитаты), то партийные власти видели в этих призывах лишь подстрекательство к порче государственного имущества, которое, в частности, Рафаэля, можно было при случае продать за большие деньги, а если и не продать, то хотя бы воспитать на нем «чувство гармонии, совершенно необходимое любому строителю светлого будущего».

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)