Йозеф Рот

    Настя Мозговаяhas quoted8 months ago
    Пожалуй, именно тогда, в 1920-х годах, существенно изменилась и сама роль газет в общественной жизни: сугубо информационная функция все больше отходила к новому, более современному и оперативному медийному ресурсу, к радио, прессе же пришлось искать себе новое амплуа – амплуа вдумчивого собеседника, толкующего для читателя и вместе с читателем смысл того, что со временем даже и называть стали не событием, а «информационным поводом».
    Настя Мозговаяhas quoted8 months ago
    он очень рано открыл для себя главный секрет занимательности: важно не что ты описываешь, а как.
    platonllivhas quoted8 months ago
    Будь осторожен с девочками. Большинство из них заражены!
    platonllivhas quoted8 months ago
    — Не обязательно! — отвечал Сковроннек. — На дамах можно и не жениться!
    Арина Радионоваhas quoted5 months ago
    Я вспомнил о пожилой учительнице из какого-то этапного захолустья, о единственной в тех местах женщине, которая не спаслась бегством от войны и нападений. Это была костлявая девушка старше тридцати лет. Ее называли «проволочным заграждением». Но не было среди нас ни одного, кто бы не ухаживал за нею, потому что она на расстоянии многих километров в округе представляла единственную женщину в полуботинках и ажурных чулках.
    Арина Радионоваhas quoted5 months ago
    Этот отель «Савой» похож на мир: мощное сияние исходило от него, роскошью дышали семь этажей, но внутри, вблизи бога, обитает бедность – то, что было наверху, находилось внизу, похороненное в могилах, могилы же покоились над уютными комнатами людей сытых, сидевших внизу, пользующихся удобствами и не стесненные наскоро сколоченными гробами.
    Арина Радионоваhas quoted5 months ago
    встретишь.
    Вот, например, взять хотя бы эту гостиницу «Савой». Это – великолепный отель со швейцаром в ливрее, с золочеными вывесками, с лифтом, имелись опрятные горничные в белых накрахмаленных чепцах. Имелся также Игнатий, старый лифт-бой с его насмешливыми, желтыми, как пиво, глазами. Но что он мог бы сделать мне, если я плачу по счетам и не закладываю ему чемоданов? Наконец, здесь существовал Калегуропулос, несомненно одна из худших личностей; его я еще не знал, его не знал никто.
    Ради одного только этого Калегуропулоса стоило бы остаться здесь. Таинственность меня всегда привлекала, а при более длительном пребывании, наверное, представилась бы возможность выследить Калегуропулоса-невидимку.
    Конечно, лучше было бы остаться.
    Тут жил Авель Глянц, чудак-суфлер; тут можно было бы у Каннера заработать денег; в еврейском квартале деньги валялись на улице в грязи, и было бы неплохо приехать в Западную Европу богатым человеком. В отель «Савой» можно было прибыть с одною рубашкою – и можно было бы покинуть его в качестве владельца двадцати чемоданов.
    И при всем том все-таки оставаться Гавриилом Даном!
    Арина Радионоваhas quoted5 months ago
    Осенью следует быть где-нибудь в другом месте, хотя бы в Вене, видеть Рингштрассе, усыпанную золотистою листвою, видеть дома, напоминающие дворцы, и улицы – прямые и нарядные, как бы готовящиеся принять знатных гостей.
    Арина Радионоваhas quoted5 months ago
    Я вспоминаю одно выражение покойного Санчина.
    Он мне сказал – это было за день до его смерти, – что все здесь живущие обречены на съедение отелем «Савой». Никто не мог спастись от этого отеля.
    Арина Радионоваhas quoted5 months ago
    Мы такие же, как они. И нас вылила Россия, и все мы направляемся домой.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)