Саша Шадрина

    b3070307657has quoted4 months ago
    «История повторяется дважды — сначала в виде трагедии, затем в виде фарса», — гласит гегелевская максима.
    Ирисhas quoted2 years ago
    В раннем утреннем свете на белой простыне двуспальной кровати я фотографирую свой живот и ноги, отправляю их и получаю в ответ — «как красиво»; снова засыпаю.
    Ирисhas quoted2 years ago
    Когда главный герой отправляется на пикник с родителями в прошлое, в фильме начинает играть песня, надоевшая всем ещё десять лет назад, — и тогда мы все начинаем жить. Как мы живём в эту одну минуту и шестнадцать секунд, пока из колонок звучит песня про любовь под липами! Нас окружает самая сердцевина лета и её запахи, и хриплое дачное радио в песчаной пыли, спелые мясистые помидоры и сиреневый базилик, золотистая иссохшая осока, тучи комаров, ночное звёздное небо, родители, соседи, лучшие друзья; и жизнь — не такая, какая она есть, но какой она бывает, только когда ты счастлив, и дышишь незаметно для себя, и притом очень уверен в собственном существовании; если бы режиссёр видел нас в этот момент — он был бы счастлив и уверен, и он бы дышал.
    Ирисhas quoted2 years ago
    Когда я покидаю здание с чувством вины за соб­ственное существование, ливень стиха­ет. В мо­ей — бывшей нашей — квартире травят клопов, и мне некуда идти после. Из моей — бывшей нашей — любимой булочной я звоню ей. Я рассказываю о своём провале: она, конечно, находит успокаивающие слова, и мне приятно чувствовать, что меня жалеют. Свежевыпеченный хлеб красиво разложен в плетёных корзинах в витрине, и он совершенно не пахнет: он никогда не пах, даже в тот день, когда мы съели половину буханки, пока добрались до дома. Тогда я радовалась, что очередное клише удалось воплотить в жизнь: вот мы несёмся по холодеющему проспекту, и в руках у нас хлеб в бумажной обёртке и ровно полкилограмма черешни, и мы будем счастливыми ещё примерно две недели, пять дней и два часа.
    Ирисhas quoted2 years ago
    Каштаны были гладенькие, красивые, такие идеальные. Они пах­­ли осенью и лесом, чем-то ужасно грустным и далёким.
    Ирисhas quoted2 years ago
    Один из них она проглотила. Просто поднес­ла его к губам, и каштан скользнул внутрь. Ри­та обрадовалась, что каштанчик теперь у неё внут­ри. Значит, он прорастёт и у неё будет своё малень­кое дерево с крошечными каштанами. Сперва дерево будет цвести, потом появятся зелё­ные пупырчатые шарики, затем на них вырастут колючки, а после эти раковины раскроются и из них выпорхнут малютки-каштаны. Рита радост­но засмеялась и побежала поделиться новостью с мамой.
    Ирисhas quoted2 years ago
    у меня не получается, злюсь — ведь я привыкла, что у меня всё получается.
    Ирисhas quoted2 years ago
    Мы все смеёмся. Я чувствую себя чужой.
    Ирисhas quoted2 years ago
    Я говорю, что наше занятие меня очень тронуло и вдохновило. Я не говорю о том, какой чужой я чувствовала себя в библиотеке и как каж­дое моё слово казалось мне глупос­тью. Я не говорю о том, как я хотела всем понравить­ся.
    Ирисhas quoted2 years ago
    На следующий день Давид пишет, что проснулся в шесть утра опустошённый, с суицидальны­ми мыслями. Я представляю его вспотевшим, ворочаю­щимся на мятой простыне в утренних московских су­мерках, пробивающихся сквозь тонкие шторы. Как он подходит к окну и смотрит на Новый Ар­бат, на дома-книжки, расцвеченные светодиодами.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)