Книги, которые изменили жизнь

Creative Writing School
20Books22Followers
Известные критики, сценаристы, писатели - мастера Литературных мастерских Creative Writing School - рассказывают о книгах, изменивших их жизнь.
    Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Лиза Новикова, критик, литературовед, журналист, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Сборник, в который вошли статьи и эссе разных лет. Начинается он приветом из 1967 года, когда «математика занимала видное положение в жизни общества» и была «модной профессией». В этом же тексте появляется один из постоянных собеседников Владимира Успенского – выдающийся математик Андрей Колмогоров (1903-1987). Затем мы попадаем в сегодняшнее пространство, где отношение к науке уже никак не назовешь почтительным, где «лирики» совершенно не горюют о том, что раздружились с «физиками». Владимир Успенский пробует исправить положение. В эссе «Математическое и гуманитарное: преодоление барьеров» он показывает, что стена непонимания должна быть разрушена с обеих сторон. Впрочем, довольно скоро становится понятно, кто из участников диалога – слабое звено, ведь традиционно «физики» еще лучше разбирались в поэзии, чем сами «лирики»».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Лиза Новикова, критик, литературовед, журналист, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Он уехал далеко и надолго, почти безвозвратно…», - наверное, это лучший текст о любви».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Екатерина Тупова, писатель, филолог, руководитель курса «Мастерская сказок» для детей 8-10 лет:

    «Азбучные истины о смерти и жизни редко поддаются удачному художественному воплощению: для восприятия мировоззренческих концепций больше подходит личный опыт, нежели текст. «Смерть Ивана Ильича» из тех редких исключений, когда чтение может изменить. Написанная на излете девятнадцатого века, она опережает экзистенциональную философию, но по духу и сути соответствует ей. В центре – обыватель, не хуже и не лучше прочих. Внезапная смертельная болезнь, прерывающая привычный порядок жизни, вдруг обнаруживает, что материальное существование ущербно, конечно, страдательно. И за этим разоблачением следует открытие, что кроме материального существует и другое, духовное измерение, в котором нет ни страданий, ни смерти. Пройти этот путь вместе с героем, искренне передав себя тексту – захватывающий и необходимый вызов».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Екатерина Тупова, писатель, филолог, руководитель курса «Мастерская сказок» для детей 8-10 лет:

    «В рассказах Сэлинджера удивительно соразмерно существуют правдоподобность и условность, что делает эти тексты своего рода современными притчами. Как будто намеренно сторонясь всякого морализаторства и догматизма, автор ставит в центр наблюдение за процессом. Отчуждения или сближение мира духа и мира вещей. Истории о семействе Глассов — это зарисовки о жизни вундеркиндов в послевоенной Америке, но, гораздо важнее, что эта история о тропинках, которые прокладывает разум, оберегая дух».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Екатерина Тупова, писатель, филолог, руководитель курса «Мастерская сказок» для детей 8-10 лет:

    «Проза Павича создает мир, в котором сознания читателя чувствует себя свободно и широко. «Пейзаж…» подходит для медитативного чтения, когда формальный сюжет важен как координата пути, но не важнее процесса движения по тексту. Главный герой романа – архитектор, он путешествует и ищет своего отца. Исторический фон, поддерживающий этот чудесный, как будто из сна сотканный мир, добавляет книге неподдельного жизненного драматизма».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Евгений Абдуллаев, писатель, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Из того же «Трилистника». Особый, «лабиринтный» мир, наполненный парадоксами и неожиданными перекличками разных литературных вселенных. Скупой, почти лапидарный стиль; отстраненная полуулыбка автора, ведущего читателя сквозь бурелом символов и головоломок. Почти детективная увлекательность каждого рассказа».
    Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Евгений Абдуллаев, писатель, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Два романа - «Мерзкая плоть» и «Возвращение в Брайдсхед» - с пригоршней рассказов. Изданы в легендарном «Трилистнике» («Мастера зарубежной прозы»), часто переиздавались. Блестящий сплав иронии, печали, гротеска. Прощание со старой доброй Англией, с ее пустеющими дворянскими гнездами, тускнеющей аристократией, подтаявшей имперскостью».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Евгений Абдуллаев, писатель, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Медленный и сумеречный роман об уязвимости искусства. Об уязвимости европейского человека, о ледяном одиночестве творца. О вечной пифагорейской идее связи музыки и мироздания, когда и антигуманизм (композитор Леверкюн) и старый гуманизм (его школьный товарищ Цайтблом) одинаково терпят крах, а Германия сгорает в огне Второй мировой...».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Дмитрий Самойлов, критик, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Это история из школьной программы – лирическая пьеса о том, как старое обаятельное, но беспомощное дворянство трещит под топором целеустремленных эффективных менеджеров.
    Если сделать над собой некоторое усилие, забыть уроки литературы в школе, прочесть биографию Чехова, автобиографию Станиславского, а также историю политэкономии, то ясно понимаешь, отчего автор обозначил эту пьесу как комедию.
    Принято думать, что книга эта грустная, пронзительная. Но если понимать, кто такой был Чехов, если мобилизовать свое черное чувство юмора, если подключить свойственный медикам здоровый цинизм, то, поверьте, будет очень смешно.
    Эта пьеса учит смотреть на вещи под разными углами и не следовать общепринятым стандартам. Пьеса, которая учит тому, что жизнь прекрасна в своей сложности».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Дмитрий Самойлов, критик, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Путанная сюрреалистичная история гражданской войны и пациентов психиатрической лечебницы из 90-х. Сборник анекдотов и легкой мудрости.
    Я прочитал эту книгу, когда мне было 15 лет. И это была лучшая книга, которую я мог прочесть в том возрасте. «Чапаев и Пустота» постулирует, что произвольны не только элементы такого явления как жизнь, но и само это явление ни к чему конкретному может быть не привязано. Иными словами – что ты считаешь собой, то ты и есть. И жизнь твоя – лишь тень Условной реки абсолютной любви на крыле тонкокрылой бабочки, в которую Будда стреляет из глиняного пулемета…

    А, впрочем, лучше прочитайте сами».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Дмитрий Самойлов, критик, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Сюжет этой книги более или менее исчерпывается названием. Молодой человек из дворянской семьи, закончив обучение должен отправиться в отчий дом. Внезапно он встречает женщину выдающихся достоинств – Манон Леско. Заканчивается все плохо.
    Это первый психологический роман в истории литературы – первая книга, которая постулирует, что внутренние переживания человека и есть основное содержание его жизни. Эта книга хороша уж тем, что позволяет прочитавшему ее не чувствовать более одиночества. Книга говорит – ты переживаешь? Это нормально.

    Когда книга закончится, вам будет грустно. И это нормально».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Алексей Евдокимов, писатель, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Завораживающий сеанс конспирологии с параллельным ее разоблачением. Роман содержит самую изощренную из когда-либо созданных теорий всемирно-исторического заговора – и самое убедительное опровержение всех и всяческих теорий заговоров. Три миланских интеллектуала ради шутки обосновывают параноидальную версию мировой истории, якобы управляемой тайными обществами – и становятся жертвами ими же вызванных демонов. Мне эта книга, совмещающая громадную энциклопедическую нагрузку со стремительным изяществом авантюрного романа, показала, что приключения идей в мастерском изложении могут быть не менее захватывающими, чем обычные приключения».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Алексей Евдокимов, писатель, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Одна из лучших книг во всей русской фантастике, одна из лучших (на мой субъективный вкус – просто лучшая) вещей Стругацких, эталон технической виртуозности и лаконизма: энергичная жанровая повесть, по глубине и многогранности не уступающая большому интеллектуальному роману. Это история о том, как инопланетная высокоразвитая цивилизация устроила «пикник» на Земле и оставила человечество ломать голову над научными загадками и моральными дилеммами. Невероятная авторская изобретательность, ярчайшая фантазия, мастерски созданный саспенс, живые и обаятельные персонажи, финал, имеющий мало равных себе в мировой прозе – все это лично для меня не только источник сильнейших читательских впечатлений, но и своего рода профессиональный идеал».
    Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Алексей Евдокимов, писатель, мастер-рецензент Creative Writing School Online:

    «Великий роман, ломающий и устоявшиеся жанровые иерархии, и привычную периодизацию литературы. Эпос почти библейской мощи, вырастающий из приключенческой беллетристики про моряков, классика полуторавековой с лишним данности, по прихотливости построения и степени авторской свободы не уступающая иным экспериментам наших современников-постмодернистов. История охоты на полуфантастического белого кита основывается на реальной коллизии (когда в Тихом океане погибло китобойное судно) и прочитывается как всеобъемлющая притча. В романе есть все что угодно: и развернутая сюжетная метафора, и захватывающая фабула, и внезапные авторские отступления, и витиеватые афоризмы. Лично мне в этой ни на что не похожей, не имеющей аналогов (и, естественно, совершенно не понятой современниками автора) книге видится символ того литературного труда, которым хочется заниматься и которого побаиваешься: есть в нем что-то от страстной и обреченной погони за грандиозной, но, вероятно, недостижимой целью».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Марина Степнова, писатель, сценарист, мастер курса «Проза»:

    «1943-1958 - пик всемогущества и тоски одного из самых замечательных русских поэтов 20 века. Простота, ясность и горечь, которой Георгий Иванов достиг в своих поздних стихах, просто поражает воображение».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Марина Степнова, писатель, сценарист, мастер курса «Проза»:

    «Безусловно – самый пронзительный, чистый и грустный роман о любви в мире. Впервые я прочитала его еще студенткой, в читальном зале питерской Публичной библиотеки. Вообще-то мне надо было готовиться к студенческой научной конференции, но соблазн оказался слишком велик. Проглотила я «Лолиту» за несколько часов и до сих пор помню свое ошеломление - я и не догадывалась прежде, что можно так невероятно обращаться с русским языком. Это было - как попасть на другую планету - и сразу захотеть остаться там навсегда».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Марина Степнова, писатель, сценарист, мастер курса «Проза»:

    «Роман на всю жизнь, по крайней мере, мою собственную. Я перечитываю эту книгу минимум раз в год уже очень много лет и всякий раз поражаюсь чему-нибудь новому и - всякий же раз - плачу в одних и тех же местах. «Анна Каренина» для меня - лучший в мире роман о жизни вообще, роман на вырост, который удивительным образом опережает любого читателя, как бы он не старался поспеть за гением Толстого».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Юлия Лукшина, сценарист, мастер курса «Пишем короткий метр»:

    «Одно время я изучала биографию Цветаевой и свидетельства ее окружения, так как писала о ней сценарий. История этого семейства – букет трагедий. Дневники Георгия Эфрона – Мура – не столько литература как таковая, сколько памятник борьбы – предельное одиночество и предельная уязвимость в поединке с чудовищными обстоятельствами. Это не стилизация (что характерно для автобиографической прозы его матери), но дневник-вопль, длиною в два тома. Редко когда смысл личной трагедии передается читателю столь явственно и ударно».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Юлия Лукшина, сценарист, мастер курса «Пишем короткий метр»:

    «Я бы «Циников» давала читать всем обучающимся сценаристам и драматургам в абсолютно обязательном порядке. По массе причин. Из-за стиля, из-за сюжета, из-за того, как все инструменты и слагаемые этой повести, виртуозно выстроенные, приводят к эффекту взрыва, к накалу чувства, к которому мы – сценаристы и драматурги – так стремимся и – увы – достигаем редко. Учитывая, что вещь написана в 1928 году, начинаешь понимать, что нередко мы, в своей гордыне, занимаемся изобретением велосипедов. Бродский называл Циников «одним из самых новаторских произведений века». «Роман без вранья» у Мариенгофа, конечно, тоже надо читать».
  • Creative Writing Schooladded a book to the bookshelfКниги, которые изменили жизнь4 years ago
    Юлия Лукшина, сценарист, мастер курса «Пишем короткий метр»:

    «Отца киберпанка Гибсона я полюбила в университете: за романтику, за меланхолию, за поэзию, за дикий драйв. Он провидец, конечно, редкий. Все, что нагрезил, уже с нами, но его миры до сих пор имеют привкус дополненной реальности.
    «Распознавание образов» (2003) в очередной раз изумляет точностью, с которой Гибсон фиксирует нити, образующие ткань общественной жизни и то, как в этом «супе» из маркетинга и информационного шума плавает искусство – странное, не слишком нужное нечто, способное, тем не менее, быть магнитом и отражателем чувств. Забавно, что на роль экзотического гения, на поиски которого пускается главная героиня – предсказательница трендов в мире моды - назначена наша соотечественница. Что, вероятно, может вызвать у отечественного читателя некоторый скепсис. И тем не менее, это элегантная, увлекательная и ужасно «гибсоновская» вещь».
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)