ru
Уильям Гибсон

Все вечеринки завтрашнего дня

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
Уильям Гибсон прославился трилогией «Киберпространство» («Нейромант», «Граф Ноль», «Мона Лиза овердрайв»), ставшей краеугольным камнем киберпанка и определившей лицо современной литературы на десятилетия вперед. Но очень быстро жанровому революционеру стали тесны рамки любого жанра — и за совместной с Брюсом Стерлингом стимпанк-эпопеей «Машина различий» последовала «Трилогия Моста», действие которой происходит в своего рода альтернативном настоящем, а фабула триллера, футуристический антураж и виртуозная скупость стилевых приемов порождают взрывоопасный, но неотвратимо притягательный коктейль. В завершающем трилогию романе «Все вечеринки завтрашнего дня» сходятся воедино герои «Виртуального света» и «Идору», причем сходятся на том самом Мосту, ставшем после катастрофического землетрясения символом разделенной Калифорнии; здесь лучший в мире убийца не оставляет следов во всемирной паутине, тайный хозяин мира думает, что идет по его следу, а затаившийся в «картонном городе» токийской подземки Лейни ищет глобальную узловую точку…Перевод публикуется в новой редакции.
This book is currently unavailable
329 printed pages

In This Series

Impressions

    Сергей Ступаловshared an impression3 years ago

    супер

    JAKshared an impression4 years ago
    👍Worth reading

    Интересно, захватывающе, атмосферно.

    Данил Сучковshared an impressionlast year
    💡Learnt A Lot
    💞Loved Up
    🚀Unputdownable

Quotes

    Макс Черепицаhas quoted9 months ago
    — Ты убил Карсона, — слышит она собственный голос.
    — Кого?
    — Карсона. В баре.
    — Он здорово попортил тебе вывеску.
    — Он был мудак, — сказала она, — но убивать его было незачем.
    — К счастью, — ответил «шарф», — вопрос тут не в том, кто мудак, а кто нет. А то бы мы никогда не закончили
    Макс Черепицаhas quoted9 months ago
    Райделл смотрел в спину человека, уверенно идущего впереди, и испытывал сложное чувство, чувство, которому не мог дать название, которое было сильней боли в боку, остро пронзавшей его, когда он оступался. Он, Райделл, всю жизнь мечтал хорошо владеть своим телом: просто двигаться, двигаться правильно, не задумываясь об этом. Быть расслабленным и в то же время точным в движениях. Он инстинктивно понимал, что перед ним именно такая свободная пластика; мужчине было около пятидесяти, но двигался он абсолютно естественно и постоянно оказывался в тени. С прямой спиной, в длиннополом кашемировом пальто, руки в карманах, он просто скользил, и Райделл топал за ним, остро чувствуя свою неуклюжесть из-за физической боли и боли своего все еще юношеского сердца: мальчик, что жил у него внутри, всегда мечтал хоть немного быть похожим на этого человека, кем бы он ни был
    Макс Черепицаhas quoted9 months ago
    свое время, конечно, его учили, что история — как и география — мертва. Что история в устаревшем смысле этого слова была всего лишь концепцией. История была повествованием, рассказами, которые мы твердим сами себе о своем происхождении, о прошлых эпохах, и каждое новое поколение по-своему интерпретировало эти рассказы. Так было всегда. История казалась гибкой материей, она зависела от точки зрения. В цифровую эру это стало лишь чересчур очевидным. История была всего лишь способом сохранения данных, объектом манипуляции и интерпретации

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)