ru
Джек Кетчам

Девушка по соседству

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
Сонный пригород. Тенистые улицы, ухоженные газоны, уютные дома. Прямо-таки рай для любого подростка. Только не для Мег и не для ее сестры-калеки Сьюзан. В самом конце улицы, в сыром и темном подвале семьи Чандлер, они — беспомощные пленники своей опекунши, забравшей их после гибели родителей. Мать-одиночка Рут Чандлер медленно сползает в безумие, опутывающее жадными щупальцами и ее сыновей, и всю округу. Лишь один мальчишка решается противостоять жестокости Рут. И от его взвешенного, по-настоящему взрослого решения зависит не только жизнь девочек… «Девушка по соседству», основанная на реальном жестоком убийстве подростка из Индианы, вышла в 1989 году. До этого об убийстве Сильвии Лайкенс разными писателями уже было написано 3 романа, но именно эта книга произвела глубокое впечатление, значительно увеличив читательскую аудиторию Джека Кетчама. История бытового насилия в маленьком городке была экранизирована дважды, причем в фильмах сыграли такие известные актеры, как Эллен Пейдж, Уильям Атертон, Кэтрин Кинер, Джеймс Франко.
This book is currently unavailable
230 printed pages

Impressions

    Tanikula shared an impression6 months ago
    💀Spooky

    Очень страшно, но я советую прочитать каждому. Это не книга о жестокости, написанная только ради этой самой жестокости. Прежде всего она об ужасной болезни нас - общества. Это безразличие и безучастие, нежелание лезть в "чужой монастырь", даже если в нём творится что-то ужасное. Точнее будет сказать не "даже", а "ОСОБЕННО". Ведь частый случай, когда в семью, в которой всё хорошо, лезут посторонние со своим любопытством и непрошенными советами. Но если в семье всё плохо и происходит насилие, то количество желающих вмешаться резко падает. Потому что это "их личное дело ". Потому что ещё наших дедушек, бабушек и родителей учили не вмешиваться. Так и в этой книге, все соседи, а то и весь городок видят, что в этом доме что-то творится, все подозревают, но делают вид, что всё нормально.
    Также эта книга заставляет внимательнее разглядывать окружающих, подмечать их странности и прислушиваться к "звоночкам". Ведь психически нестабильный человек, склонный к жестокости, далеко не всегда виден издалека. Часто это нормальные, с виду положительные люди. Знаю по собственному опыту. У меня был такой парень, положительный со всех сторон, прямо до стерильности правильный. Уже одно это заставляет насторожиться. И другие тревожные сигналы были, но, по классическому сценарию, они мною игнорировались. А оказалось, что человека накрывает волна агрессии даже от того, что его девушка села не так, как ему представляется правильным. На этой "правильности" повёрнутость и была. И, как позже выяснилось, инцидентов было много. К счастью в первую же такую вспышку мне удалось удрать и не получить от огромного накаченного дядьки. Но с тех пор я с пристальным вниманием отношусь не только к новым знакомым, но и к старым, потому что привычное окружение может оказаться не таким уж и привычным. Не потому что я параноик, а потому что считаю то моё удачное бегство даром свыше и шансом больше не попадать в такие ситуации. И я стараюсь этот шанс не просрать.
    Так что эта книга, однозначно, останется для меня зарубкой. Она произвела на меня неизгладимое впечатление. Однозначно вернусь к этому автору. Но, наверное, не скоро. Уж очень тяжело. Но необходимо.
    P. S. Спасибо любимому Стивену Кингу за то, что благодаря его отзыву я нашла эту книгу и этого автора.

Quotes

    Tanikula has quoted6 months ago
    Благодаря ее показаниям на суде – и тому факту, что в рассмотрении дел несовершеннолетних нет такого понятия, как «сообщник», – меня оставили на попечении родителей и назначили мне психиатра из социалки, обходительную, похожую на учительницу женщину, которую звали Салли Бет Кантор. Она встречалась со мной раз в неделю, а потом раз в месяц в течение года. Миссис Кантор всегда была озабочена моим «прогрессом» и тем, как я «справляюсь с пережитым», со всем, что я видел и делал – и тем, чего не сделал, – но психиатриня, казалось, слушала меня в какой-то полудреме, словно она все это уже слышала миллион раз и, вопреки здравому рассудку и всем фактам, хотела, чтобы мои родители вели себя пожестче, а я прям-таки жаждал бы броситься на них с топором, чтобы ей было на чем поупражняться. Но прошел год, и она испарилась. Прошло добрых три месяца, прежде чем я заметил ее отсутствие.
    Tanikula has quoted6 months ago
    Лежа на кровати, я думал: до чего же легко ранить человека. Не обязательно физически. Достаточно просто изо всех сил пнуть что-то, что для него дорого.

    Я бы тоже смог, если бы захотел.

    Люди – ранимые существа.

    Я подумал о своих родителях. Ведь они только и делали, что пинали друг друга. Да с таким постоянством, что я, находясь меж двух огней, умудрялся не принимать ничью сторону.

    Как правило, мелочи, но гора обид неуклонно росла.
    Tanikula has quoted6 months ago
    Эвелин, моя первая жена, пожалуй, подошла к этому знанию ближе.

    Вот картина, постоянно преследующая ее.

    Она едет по скользкому от дождя шоссе жарким летним утром на арендованном «Вольво», ее любовник сидит рядом, машину она ведет медленно и осторожно, потому что знает, каким вероломным может быть только что выпавший дождь на горячем асфальте, и тут «Фольксваген» обходит ее и юзом влетает на ее полосу. Его задний бампер с номерами Live Free or Die[1] вскользь целует ее радиатор. Почти нежно. Остальное довершает дождь. «Вольво» тормозит, его заносит, он, скользя, несется на насыпь, и внезапно она вместе с любовником кувыркается в воздухе, в невесомости, и верх становится низом, а потом снова верхом. В какой-то момент рулевое колесо ломает ей плечо. И тут же зеркало заднего вида переламывает ей запястье.

    Потом кувырки прекращаются, и она видит педаль газа над головой. Она пытается найти взглядом любовника, но его в машине уже нет, он исчез, испарился как по волшебству. Она нащупывает дверцу на стороне водителя, открывает ее, выползает на мокрую траву, встает на ноги и смотрит сквозь дождь. И видит картину, которая с этого момента будет преследовать ее всю жизнь – человек, похожий на кровавый мешок, освежеванный, с заживо содранной кожей, лежащий перед машиной в осколках стекла, забрызганного красным.

    Этот кровавый мешок – ее любовник.

    И потому она ближе к пониманию боли.

    Даже изо всех сил блокируя то, что знает. Даже если ей удается спать по ночам.

    Она знает, что боль – это не просто отклик на раны или жалобы ее собственного перепуганного тела на искореженную плоть.

    Боль может работать внутрь – приходя извне.

    Я имею в виду, что иногда то, что ты видишь, – это боль. Боль в самом жестоком, самом чистом виде. Когда ни таблетки, ни сон, ни даже шок или кома не могут эту боль притупить.

    Ты видишь ее, ты вбираешь ее в себя. И тогда она – это ты.

    Ты становишься носителем длинного белого червя, который грызет тебя и пожирает, заполняя твои внутренности, пока, наконец, однажды утром ты кашляешь, и тут выползает слепая белая голова этого нечто, высовываясь из твоего рта, как второй язык.

    Нет, мои жены не знают этого. А если знают, то не вполне. Хотя Эвелин подошла близко.

    Но я – знаю.

    Для начала вам придется поверить мне.

    Потому что я знаю это с давних-давних пор.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)