Джулиан Барнс

Шум времени

Впервые на русском — новейшее сочинение лауреата Букеровской премии Джулиана Барнса, автора таких международных бестселлеров, как «Англия, Англия», «Попугай Флобера», «Любовь и так далее», «Предчувствие конца» и многих других. На этот раз «однозначно самый изящный стилист и самый непредсказуемый мастер всех мыслимых литературных форм» обращается к жизни Дмитрия Шостаковича, причем в юбилейный год: в сентябре 2016-го весь мир будет отмечать 110 лет со дня рождения великого русского композитора. Впрочем, написание беллетризованной биографии волнует Барнса меньше всего, и метит он гораздо выше: имея как художник лицензию на любые фантазии, влюбленный в русскую литературу и отлично владея контекстом, он выстраивает свое сооружение на зыбкой почве советской истории, полной умолчания и полуправд.
234 printed pages

More about the book

Impressions

    dolboebshared an impression5 years ago
    🚀Unputdownable

    Потрясающая книга, по уровню работы над фактурой сравнима только с Благоволительницами и Небесным Стокгольмом, а по музыкальной форме вообще не вспоминаются аналоги. Перевод очень хороший, а примечания переводчику не удались. Вот бы кто-нибудь другие примечания к этой книге написал, не по Википедии, а в контекст её

    Mari Illishared an impression4 years ago
    💡Learnt A Lot

    Все читали, все советовали, и даже Познер по Первому рассказывал.

    Беллетризованная биография Д. Шостаковича, которую, неожиданно интересно читать. Неожиданно потому что, ну, признаемся, что нам этот Шостакович? Даже не Пастернак и вообще, Россия – страна литературоцентричная.
    А интересно, потому что это действительно про «шум времени» и множество характерных красноречивых деталей.

    Здесь и телефонный разговор героя со Сталиным – это магический сеанс в жизни каждого большого художника. Здесь и водка с чесночной колбасой, и наделавший в штаны в кабинете Сталина Тихон Хренников.

    Шостакович интересен как фигура ровно той значимости, которой с другой стороны противостоит не просто власть, а власть в лице Сталина. А как еще заинтересовать композитором в книге?

    Но даже это всё не так хорошо, как 50 страниц примечаний в конце. Например, говорится, что во время войны среди попрошаек в поездах была популярна такая легенда прикрытия: «Я - незаконнорожденный потомок Льва Толстого, потому, дайте денег». В подтверждение легенды пели песню со множеством куплетов во множестве вариантов:

    Однажды почтенная мама
    Пришла к нему на сеновал.
    Случилась ужасная драма,
    Он маму изн-а-силовал

    onceinbelgradeshared an impression4 years ago

    Самое удивительное, конечно, насколько точно Барнс воссоздаёт среду советской России. Не зная, что это перевод, я решила бы, что автор писал на русском. Большое удовольствие было прочесть роман целиком за несколько часов. Необыкновенно хорошо.

Quotes

    Oleg Koronnyyhas quoted4 years ago
    Один знакомый как-то спросил, почему он аплодировал Хренникову, который в своей речи обрушился на него с яростной критикой. Знакомый усмотрел в этом иронию, а возможно, и самобичевание. Но на самом деле он просто не слушал.
    Anastasia Karavdinahas quoted3 years ago
    Ученый, сверстник Галилея,
    был Галилея не глупее.
    Он знал, что вертится Земля,
    но у него была семья.
    Elenahas quoted3 years ago
    Что можно противопоставить шуму времени? Только ту музыку, которая у нас внутри, музыку нашего бытия, которая у некоторых преобразуется в настоящую музыку. Которая, при условии, что она сильна, подлинна и чиста, десятилетия спустя преобразуется в шепот истории.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)