Джоди Пиколт

Новое сердце

Счастливая жизнь Джун Нилон закончилась, когда были убиты ее любимые муж и дочь. И только рождение Клэр заставляет Джун вглядываться в будущее. Теперь ее жизнь состоит из ожидания: ожидания того часа, когда она залечит свои душевные раны, ожидания справедливости, ожидания чуда. Для Шэя Борна жизнь не готовит больше никаких сюрпризов. Мир ничего ему не дал, и ему самому нечего предложить миру. Но он обретает последний шанс на спасение, и это связано с Клэр, одиннадцатилетней дочерью Джун. Однако Шэя и Клэр разделяет море горьких сожалений, прошлые преступления и гнев матери, потерявшей ребенка. Отец Майкл — человек, прошлые поступки которого заставляют его посвятить оставшуюся жизнь Богу. Но, встретившись лицом к лицу с Шэем, он вынужден подвергнуть сомнению все то, что знает о религии, все свои представления о добре и зле, о прощении. И о себе. В книге «Новое сердце» Джоди Пиколт вновь очаровывает и покоряет читателей захватывающей историей об искуплении вины, справедливости и любви. Впервые на русском языке!
441 printed pages
Original publication
2008

Impressions

    b9649499743shared an impressionlast year
    👍Worth reading

    Потрясающая книга....советую обязательно прочесть

    b9164270139shared an impression6 months ago
    👍Worth reading

    Леся Берендееваshared an impression8 months ago
    👍Worth reading

Quotes

    Лола Шокироваhas quoted5 months ago
    меня не было. Заключенный, которого не могли похоронить родственники, будет похоронен на крошечном кладбище за тюрьмой, и на могильном камне будет указан лишь его номер в исправительном учреждении, а не имя.
    — Три дня, — зевнув, произнес Шэй.
    — Три дня?
    Он улыбнулся мне, и впервые за несколько часов я почувствовал, что согреваюсь.
    — Через три дня я вернусь.

    В девять часов утра в день казни Шэя из кухни ему принесли поднос. Где-то среди ночи холод отступил, и вместе с тем разрушился цемент, залитый в основание временной камеры. Сквозь пол проросли пучки травы из внутреннего двора, по металлической двери камеры поползли вьющиеся побеги. Шэй снял ботинки и носки и, широко улыбаясь, принялся разгуливать босиком по свежей траве.
    Я вернулся на свой табурет за дверью, чтобы не навлечь неприятности на охранника, надзирающего за Шэем, но сержант, принесший Шэю еду, сразу же насторожился:
    — Кто принес сюда растения?
    — Никто, — ответил охранник. — Они просто выросли здесь за ночь.
    — Я доложу начальнику тюрьмы, — нахмурился сержант.
    — Ага, давай, — согласился охранник. — Наверняка ему сейчас не о чем больше думать.
    Услышав эту остроту, мы с Шэем переглянулись и заулыбались. Сержант ушел, и охранник передал Шэю поднос через люк. Шэй одну за другой открывал крышки.
    Шоколадное печенье. Корн-доги. Куриные наггетсы.
    Сладко-соленый попкорн и сладкая вата, сморы.
    Картофель фри в виде спиралек, мороженое, украшенное коктейльными вишнями. Тосты с сахарной пудрой. Огромный стакан газировки.
    Одному человеку столько не съесть. И все это можно купить на деревенской ярмарке. Такую еду помнишь с самого детства.
    Если, в отличие от Шэя, у вас было детство.
    — Одно время я работал на ферме, — рассеянно произнес Шэй. — Я участвовал в строительстве коровника с деревянным каркасом. Однажды я видел, как один парень вывалил своим бычкам целый мешок зерна посреди пастбища, вместо того чтобы давать порциями. Я подумал, как это круто — как Рождество для них! — пока не увидел подъехавший
    Viktoria Humanhas quoted6 months ago
    Религия — причина того, что мир распадается на куски. Вы видели того парня, которого увели отсюда? Вот что совершает религия. Она указывает пальцем. Она вызывает войны. Она разъединяет страны. Это благодатная почва для роста стереотипов. Религия — это не святость. Просто лицемерие и ханжество.
    Viktoria Humanhas quoted7 months ago
    Ы = ∞

    — Если в религии и присутствует математика, — пробормотала я, — то это деление.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)