Мишель Пастуро

Дьявольская материя. История полосок и полосатых тканей

Название этой книги звучит интригующе: неужели у полосок может быть своя история? М. Пастуро утвердительно отвечает на этот вопрос: их история, которую он прослеживает вплоть до конца XX века, полна самыми невероят­ными событиями. Каждая эпоха порождала новые практики и культурные коды, постоянно усложнялись системы значений, связанных с полосками как в материальном, так и в символическом плане. Во времена Средневековья полосатая одежда воспринималась как нечто низкопробное, возмутительное, а то и просто дьявольское. Во времена Возрождения и романтизма получили распространение «правильные» полоски — знаки праздников и символы свободы. Современная культура восприняла все практики и коды предыдущих эпох: «дьявольские» коннотации (полосатая одежда узников лагерей смерти) или сигнализирующие об опасности (зебра и другая разметка дорожного движения); полоски, связанные с гигиеной (постельные наборы и нижнее белье), спортом (профессиональная экипировка), игрой и т.д. Семиология полосок рассматривается Пастуро прежде всего в социальном контексте и служит лишь приближением к еще не написанной энциклопедии. Мишель Пастуро — французский историк-медиевист, профессор Практической школы высших исследований в Париже.
179 printed pages

Impressions

    Ариаднаshared an impression4 months ago
    💡Learnt A Lot

    Какие-то вещи кажутся нам очевидными: моряки носят тельняшки, киоски с мороженным имеют бело-красный полосатый тент, перед железнодорожным переездом - полосатый шлагбаум. Но так было не всегда. Когда и почему так стало и пытается выяснить Пастуро в своей книге. После прочтения хочется замечать полоски везде и думать, откуда они здесь?

    b5827116191shared an impressionlast year
    👍Worth reading
    🎯Worthwhile
    🚀Unputdownable

    Очень интересная! Люблю хорошую литературу по истории костюма. А связать рисунок ткани с историческими событиями и частной жизнью людей тем более любопытно!

    Алексейshared an impressionlast year

    Интересно, что-то познавательно. Но до «истории цветов», на мой взгляд не дотягивает

Quotes

    Крістіна Ткаченкоhas quoted2 months ago
    Действительно, в 19‐й главе книги Левит, наряду с прочими предписаниями морального и культурного характера, запрещающими смешивание, в 19‐м стихе мы читаем: «Veste, quae ex duobus texta est, non indueris» («В одежду из разнородных нитей… не одевайся», буквально — «одежду, сотканную из двух».
    Ариаднаhas quoted4 months ago
    Яркий пример подобного рода изображений мы находим в иконографии святого Иосифа.

    Долгое время этого персонажа недооценивали, считая его лицом второстепенным и чуть ли не неуместным. В средневековой драме ему отведена откровенно комическая роль, его делают посмешищем, приписывая ему пороки, никак не фигурирующие в Евангелии, — глупость (он не умеет считать), неловкость, жадность и особенно пьянство. Во время карнавальных шествий роль святого Иосифа часто отдавали деревенскому дурачку (эта традиция просуществовала вплоть до XVIII века) [21]. То же мы видим и в изобразительном искусстве (в живописи, скульп­туре и гравюре), представляющем святого Иосифа в виде лысого, трясущегося старичка, всегда на заднем плане (даже в изображениях Рождества Христова), всегда в отдалении от Девы Марии и Младенца — дальше, чем волхвы, святая Анна и святая Елизавета. Отношение к святому Иосифу меняется только в эпоху Возрождения, когда формируется культ Святого семейства
    Oksana Houkhas quoted5 months ago
    Почему, например, на Западе в течение очень долгого времени для обозначения социальной иерархии обходились исключительно визуальными средствами? Значит ли это, что зрение классифицирует лучше, чем слух и осязание? Всегда ли видеть значит классифицировать?

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)