Strelka Institute

How Culture Works. Цена современного искусства

Участники: Маргарита Пушкина, Дмитрий Ханкин, Николай Палажченко, Анатолий Осмоловский. Модератор: Мария Кравцова. Гости: Владимир Овчаренко, Сергей Попов.

Культурный ландшафт Москвы постоянно меняется — музеи берут на себя функции развлекательных центров, парки превращаются в лектории, а художники работают в общественных пространствах. Перемены происходят так быстро, что участники событий не успевают их осмыслить, а аудитория с трудом понимает, как на самом деле устроена культура. Чтобы ответить на этот вопрос, Институт «Стрелка» провёл серию дискуссий. На третьей дискуссии представители российского арт-рынка обсудили перемены и проблематику, возникшие за последние пять лет в этой среде. Из чего сейчас складывается цена современного искусства? Как произведения искусства попадают в коллекции? И кто определяет их ценность?
35 printed pages

Impressions

    Арина Радионоваshared an impression5 years ago
    💩Utter Crap

    Ну что за документация междусобойчика

    Миланаshared an impression2 years ago
    🙈Lost On Me
    🚀Unputdownable
    😄LOLZ

    Странный разговор странных людей
    Немного весело, но точно не полезно

    Anastasia Istominashared an impression4 years ago
    💡Learnt A Lot
    🚀Unputdownable
    😄LOLZ

    Любопытная дискуссия, участие Анатолия Осмоловского ее очень оживило, хоть Сергей Попов и ругался, что художников приглашать не стоило.

    Царь - Попов, пессимист Ханкин, оптимист Овчаренко. РФ рынок еще зеленый. Просвещение и еще раз просвещение.
    Молодым сейчас тяжело, их много. Коллекционеры не хотят вкладываться, хотя "на дне" это и надо делать.

    Надо работать, всем тяжело, арт-рынок - такой же бизнес, на который влияет экономическая ситуация в мире. Хорошая работа всегда найдет покупателя.

    Интересно про карго-культ.

    Читайте! Не скучно точно!

Quotes

    polyaroadhas quotedlast year
    Анатолий Осмоловский: Дальше инсайдерская информация. У нас ничего не работает. Русских художников в большую мировую игру не пускают. В основном русские художники выступают в качестве представителей от большой страны, которая обладает ядерным вооружением. Поэтому обычно русских художников приглашают на различные международные мероприятия типа Венецианской биеннале, Биеннале в Кванджу, туда-сюда. Там приблизительно на каждом биеннале квота русских — от одного до двух человек.
    Реплика: Три было, насколько помню.
    Анатолий Осмоловский: Например, американцы для сравнения — это квота 30-40 человек, британцы — 20 человек. От русских — 1-2, максимум 3, но это при случае Путина, при потеплении, тогда могут еще и третьего дать.
    Участие на Венецианской биеннале для молодого художника ничего не значит. Это не значит, что вы после этого будете впущены в большую игру. Для того чтобы войти в большую игру, в международный художественный процесс, для этого вы должны быть интегрированы в том числе в коммерческом отношении, чтобы ваши работы постоянно появлялись на вторичном рынке, на этом рынке они бы постоянно появлялись, а ни в коем случае не пролетали.
    Костя Дешhas quoted2 months ago
    Хочу напомнить, в 2010 году Дмитрий Ханкин дал и интервью журналу «Art Chronic», и там он сказал: «Сейчас плохо, но те, кто доживет до 2015 года, тогда будет лучше, и вообще может быть хорошо».
    Костя Дешhas quoted2 months ago
    Что касается очереди на хорошие вещи супермодных художников — да, есть такое явление, — это крошечный сегмент. В какие-то моменты возникает такое перенапряжение в системе. Но, поверь мне, если ты очень захочешь купить кого-то супермодного, то ты это купишь. Если не купишь в галерее, то ты это купишь на аукционе.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)