Владимир Паперный

Культура Два

В ставшей бестселлером работе Владимира Паперного, название которой давно стало в искусствознании общеупотребительным понятием, на примере сталинской архитектуры и скульптуры исследуются смысловые и стилевые особенности тоталитарной культуры. Издание снабжено многочисленными иллюстрациями.
720 printed pages

Impressions

    Veronika Kolomkinashared an impression4 years ago
    💡Learnt A Lot

    Книга Паперного "Культура Два" - любопытное и не всегда однозначное осмысление советского пространства, безусловно, не только архитектурного. Мифология и символизм органично ложатся на историю 20-го века, заставляя задуматься о том, что в каждой идеологии есть опорные точки метафизического характера.

    Постигая их, пусть и с определенной долей условности, мы приближаемся к пониманию общей концепции исторического развития и орнамента нашей страны.

    Рекомендуется всем любителям неожиданных сопоставлений, тем, кто образно мыслит и любит искать закономерности.

    Pryanichkybandshared an impression12 days ago
    👍Worth reading

    Ни в одной известной мне более современной книге не описана наша реальность так, как она описана тут, в книге 70-х гг. описана так, что даже вздрагиваешь от узнавания

    Татьяна Киселеваshared an impression3 years ago
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot

    Любопытная теоретическая концепция и интересный, детальный, наполненный жизненными метафорами анализ архитектуры (и культуры в целом) советского периода.

Quotes

    Alexander Reznikhas quotedlast year
    От книги Паперного веет духом веселости, вольноотпущенности, радостного удивления, как у него на теоретическом уровне все здорово, складно и удачно получается, — духом, который немедленно передается читателю.
    Pryanichkybandhas quotedlast month
    В брежневскую эпоху не было борьбы с инакомыслием. Все, от диссидента до офицера КГБ, мыслили примерно одинаково, и все дружно презирали советскую власть. Борьба шла с несоблюдением протокола
    Сашаhas quoted2 months ago
    этом смысле брежневский террор был ближе к нацистскому, и там и тут критерии были ясны каждому. В брежневскую эпоху не было борьбы с инакомыслием. Все, от диссидента до офицера КГБ, мыслили примерно одинаково, и все дружно презирали советскую власть. Борьба шла с несоблюдением протокола. Не надо было, как в сталинскую эпоху, перевоплощаться по системе Станиславского и правдоподобно бить себя в грудь. Достаточно было спокойно, даже с легкой иронической улыбкой, произнести несколько требуемых формул, чтобы получить статус лояльного гражданина.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)