ru
Books
Роман Супер

Одной крови

Read in app
Роман Супер — российский писатель и журналист, лучший репортер страны 2013 года по мнению телекритиков «ТЭФИ» и лучший журналист по версии журнала «Сноб». В 2015 году Роман Супер снял полнометражный фильм «На кончиках пальцев», побывавший в Каннах; тогда же написал и эту книгу, основанную на реальных и драматических событиях в его семье. «“Одной крови” — это, конечно, сначала история большой любви, а уже потом история болезни. Без любви главных героев книги все могло сложиться по-другому. Эту книгу должен прочитать каждый. Не каждый заболевший или каждый член его семьи, а вообще каждый. Чтобы знать, как лечить близкого, если он заболел, как жить при этом самому. И еще — чтобы знать, с чем сталкиваются в России люди с онкологией. Эта история любви, которую не прервала болезнь, в конце концов, дает всем нам главное — надежду», — Марианна Максимовская.
197 printed pages

Impressions

    Владимир Зарубаевshared an impression5 years ago

    Книга обо мне и моей Анне, только у книги счастливый конец, а у нас он печальный, Анна умерла. Мы из того числа, кому не повезло лечиться в такой больнице, с такими врачами, хотя и о наших врачах не могу сказать ничего плохого, но условия… Эти железные тяжелые стулья перед кабинетами, соединенные по три, даже в жаркое летнее время на них сидеть холодно, а уж когда нет в больнице отопления, это превращается в пытку, а ведь больным приходится часами на них сидеть. Пробовал ли, придумавший поставить такие стулья, сидеть на них хотя бы пять минут. Я знаю, что такое не спать месяцами, ты превращаешься в зомби, не понимаешь спал или нет, я тоже бросил работу, все направлено было на то, чтобы вытащить любимого человека, все какие-то кажущиеся абсурдными процедуры, вытащенные из Интернета, книг, советов других людей неизменно исполнялись так, как она хотела, с надеждой, а вдруг поможет. Вам повезло с близкими людьми, а нам нет, ее один сын узнал, что она больна только за два месяца до ее смерти, хотя она болела два года, а другой украл часть денег, припасенных Анной на черный день. Слава богу, они не мои сыновья, но как эти предательства омрачили ее уход. Мое пожелание Роману: сделайте эту книгу доступной для всех, пусть она поможет как можно большему числу людей, я, слава богу, атеист, но думаю, что если есть какие-то высшие силы, они не оставят вас, дадут вам больше, чем эти денежные знаки. Когда я слышу о зарплатах нашего ворья в миллиард и более за год, я вижу ряды людей, сидящих на железных, холодных стульях, в больничных коридорах с растрескавшейся плиткой на полу и заплесневыми углами, ожидающих своей участи в этих бесконечных очередях, многим из них эти деньги помогли бы выжить.

    Rita Kraskovskayashared an impression5 years ago
    👍Worth reading
    💧Soppy

    Наверное, нет лучшего времени для чтения этой книги, чем 1 января. Год ещё чистый, ты ещё чистый.
    Чистая любовь в трехстах тысяч знаках.

    Silverolshared an impression5 years ago

    Нужна смелость чтобы прочитать. Но потом появятся силы чтобы жить. Спасибо. Эта книга очень нужна и родственникам онкобольных, чтобы выжить.

Quotes

    Юлия Берманhas quoted6 years ago
    Но ничто так не раздражает заболевшего человека, как неестественное поведение того, кто находится рядом. Ничто так не бесит заболевшего, как эта постоянная дежурная фраза, которую все почему-то считают нужным произнести вслух, — «все будет хорошо». Больше бесит, пожалуй, только лишь слово «держись».
    Нет таких слов, которые реально могут помочь. Да и зачем они нужны? Необязательно вообще говорить какие-то слова, чтобы помочь. Заболевшему нужны не слова, заболевшему нужен кто-то, на кого по-настоящему можно опереться в любой момент. Заболевшему нужен человек, который не будет бояться его страха, его диагноза, его процедур, его уныния, его настроения: пускай он молчит, но только не боится. Заболевший может часто находиться на взводе: боль, истерика, паника, нервные срывы. Работа того, кто рядом, должна заключаться в том, чтобы брать на себя столько, сколько возможно унести. Работа — это быть губкой, вдыхать той же сдавленной грудью тот же самый воздух, что и заболевший. Тогда ты полезен. Тогда от тебя есть польза и толк.
    Маша Каhas quoted6 years ago
    Это противоестественное место. Оно пропитано злом. Это город, в котором никто никому никогда не перезванивает. Этот город сорвался с петель. Это город, в котором никто не может. Это город, в котором всегда не сейчас, а потом. Здесь невозможно встретиться с друзьями, проще поехать в Берлин и сделать это там. Это помойка. Это паленый метамфетамин: все очень быстро, дорого, как-то сомнительно, удовольствия нет, но обязательно дурно и неприятно. Как же можно жить в этот бездонном безграничном городе, в котором двадцать минут ты едешь от метро на маршрутке, но все равно находишься как бы в центре? Этот город про злость, ксенофобию, зависть, тщеславие. Этот город делает людей стариками к тридцати годам. Этот город — липкая паутина, в которой запутались деньги, амбиции и ненависть. Раковая метастазирующая неоперабельная опухоль, а не город. Я здесь себя чувствую грязным автомобильным колесом. Живешь с мыслью о том, как же чертовски повезло, что рядом с домом есть неплохой продуктовый магазин и не нужно до него никуда ехать, можно дойти пешком. Как этому можно радоваться? Меня сводит с ума эта радость. Я страдаю в этом городе. Будто бы болею. У меня правда очень нехорошее предчувствие, что он меня может подкосить, угробить. Я и правда тут заболею.
    Юлия Поляковаhas quoted4 years ago
    «В нашей иудейско-христианской культуре, с ее упором на понятия греха и вины, слишком легко увидеть в болезни наказание за неправильные поступки. Я предпочитаю буддийский подход, где все происходящее воспринимается как возможность научиться сильнее сострадать другим, служить им. На происходящие со мной “плохие” вещи можно смотреть не как на наказание, а как на возможность проработать дурную карму, покончить с ней, расплатиться по счетам… Каждый месяц, каждую неделю, каждую минуту отпущенного мне срока я проживу с ощущением того, что смерть не так уж далека. Странно осознавать, что со мной навсегда останется этот кнут, эти шпоры, которые будут постоянно напоминать мне: живи, бодрствуя! Словно я все время таскаю за собой наставника по медитации, и в любую секунду учитель может неожиданно прикрикнуть на меня».

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)