ru
Мария Кувшинова

Кино как визуальный код

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
Книга «Кино как визуальный код», основанная на курсе лекций Марии Кувшиновой в школе Photoplay и МШНК, — субъективный взгляд на генезис, историю и мутации кинематографа и его связи с другими видами искусства, в первую очередь живописью.
This book is currently unavailable
156 printed pages

Impressions

    Alisa Suchkovashared an impression3 years ago

    До войны в Италии существовала мощная индустрия, на развитие которой не в последнюю очередь повлияла тяжелая синефилия Муссолини. При нем и во многом его усилиями появилось фестивальное движение, сегодня определяющее существование любого кинематографиста-автора. Основанный в 1932 году старейший в мире кинофестиваль — Выставка кинематографического искусства, или просто Мостра, — появился как подразделение Венецианской биеннале, регулярной экспозиции актуального искусства и архитектуры, учрежденной в 1895‐м — в один год с первым сеансом братьев Люмьер. И если говорить об одной из вечных дихотомий кинематографа (искусство или бизнес), то нельзя забывать о том, что не меньше киномана-Муссолини в создании фестиваля был заинтересован итальянский олигарх Джузеппе Вольпи, владевший — помимо прочего — сетью гостиниц в Венеции и мечтавший продлить курортный сезон, который обычно заканчивался 1 сентября. Так с 1932 года Мостра стала заполнять венецианские отели в первые две недели сентября, а актерский приз фестиваля до сих пор называется «Кубок Вольпи» (главной же наградой в первые годы был «Кубок Муссолини», и лишь в 1949 году он стал привычным «Золотым львом»).

    Andrewshared an impression3 years ago

    Братья Люмьер создали не технологическую инновацию ,а инновацию бизнес модели .Они впервые сделали продуктом контент

    Boris Goutsshared an impression4 years ago
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile

    Очень хорошо! Краткая история эволюции кинематографа. Лаконично, но дает повод для размышлений всем, кто занимается или планирует заняться этим искусством.

Quotes

    Boris Vedenskyhas quoted2 years ago
    Перебирая свои постоянные мантры (самая известная из которых — «Кино умерло»), Питер Гринуэй часто говорит о том, что кинематограф так и не смог преодолеть в себе литературу, что он до сих пор остается слишком иллюстративным; иными словами, Жюля Верна в нем все-таки больше, чем фокусов из «Египетского зала». Особенно это справедливо для логоцентрических цивилизаций, вроде России или Ирландии, где веками писали тексты и лишь в последние годы внезапно начали делать видео
    Boris Vedenskyhas quoted2 years ago
    В середине «Внешнего мира» есть фрагмент, во время которого серый человечек что-то пытается рассказать под тикающими часами, но невидимый и расположенный за пределами экрана пульт постоянно включает ускоренную перемотку. Речь становится невнятной, стрелки стремительно двигаются, художник-провокатор присваивает себе функцию зрителя — ту самую, которую Питер Гринуэй считает причиной смерти кинематографа: когда появились пульт и переключение между каналами, режиссер окончательно потерял право финального монтажа.
    Забирая пульт себе, Дэвид О’Рейли, поклонник Тарковского и Роя Андерссона, символически возвращает художнику власть над произведением.
    Olga Burikovahas quoted4 years ago
    За пять лет под лейблом Secret Cinema было показано около двадцати фильмов, старых и новых, от «Если...» Линдсея Андерсона до «Отеля „Гранд Будапешт“» Уэса Андерсона. Тайна и игра заставили тысячи людей выйти на улицу и отправиться на просмотр кинофильмов, каждый из которых можно не выходя из дома получить одним кликом. Когда все доступно, повышается ценность уникального переживания — и именно за него платят шестьдесят долларов поклонники Secret Cinema.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)