Дональд Рейфилд

Сталин и его подручные

Известный британский историк и литературовед, автор бестселлеров «Грузия. Перекресток империй. История длиной в три тысячи лет» и «Жизнь Антона Чехова», предлагает детальный анализ исторической эпохи и личностей, ответственных за преступления, в которых исчезли миллионы людей, «не чуявших под собой страны». Руководители печально знаменитой Лубянки — Дзержинский, Менжинский, Ягода, Ежов, Берия — послушные орудия в руках великого кукловода — «человека с усами», координатора и вдохновителя невероятных по размаху репрессий против собственного народа.
768 printed pages

Impressions

    Dmitry Chugreevshared an impressionlast year
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot

    Основной фокус в книге — попытки понять и разобрать поступки очень плохих людей, и особенно — как безграничная власть раскрывает в них самое худшее. Это не обзорный труд по правлению и достижениям Сталина в целом, это именно про карательно-репрессивный сектор. В меру сухо, много фактов и деталей про то, кто кого в каком порядке уничтожал и как до этого докатился. Мало про то, зачем, потому что на это ответ мало когда можно найти в принципе. Всем сталинистам и могущим повторить читать от корки до корки ;)

    Olga Deynekashared an impression2 years ago
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile
    🚀Unputdownable

    Василина Прокопивshared an impression3 years ago
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile
    🚀Unputdownable

Quotes

    Вячеслав Суриковhas quoted8 months ago
    Омск. Здоровье Дзержинского не хуже, чем в Москве, работы не меньше. Нервничает больше, чаще ругает, так как округ и вообще дела из рук вон плохи.
    Екатерина Петроваhas quoted4 years ago
    Жизнь, выражаясь словами Томаса Гоббса, «одинока, бедна, гадка, жестока и коротка», когда общество лишается того сложного равновесия сил – судебной системы, армии, исполнительной власти, общественного мнения, религии, культуры, – которые сдерживают не только друг друга, но и анархию и тиранию.
    Василина Прокопивhas quoted4 years ago
    Любимые глаголы молодого поэта указывают на склонность к насилию: вешать, разить, схватить, вырвать. В лирике Джугашвили есть интересная вертикальная перспектива – сверху вниз, от «ледников луны» через «распростертые руки» в «ямы» – так он изображает метания от мании к депрессии.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)