ru

Елена Петрова

    ARTURhas quotedlast year
    Отсутствие негатива куда важнее любого позитива
    Алекс С.has quoted5 months ago
    заблуждение является одним из главных факторов создания личности
    Ekaterina Churahinahas quoted5 months ago
    Или вот еще: мертвые не упрекнут вас в неправоте. Это прерогатива живых... но они могут и солгать. Поэтому я больше доверяю мертвым. Бредово звучит или здраво?
    Ekaterina Churahinahas quoted5 months ago
    Миролюбивые нации редко одерживают верх; в идейном плане, безусловно, еще могут, но любая идея слаба, если не подкрепляется дулом пистолета.
    simaglushkohas quoted2 years ago
    Эдмона де Гонкура была двоюродная сестра по имени Федора, которая в августе 1888-го посетовала на обнищание одной из ветвей ее рода. «Ничего удивительного, — сказала она мужу. — У них на протяжении пяти поколений все женились по любви!»
    Ксенияhas quoted10 months ago
    Для меня самое главное – не переставать удивляться. Перед отходом ко сну я непременно даю себе наказ с утра пораньше обнаружить что-нибудь удивительное.
    Павел Паньковскийhas quoted2 years ago
    С минуту он не мог оторваться от зрелища окутанной туманом листвы на фоне восходящего солнца. Если остановиться и приглядеться, красоту можно найти почти всюду, но, когда каждый новый день дается с боем, об этой бесплатной роскоши как-то забываешь. Похожие воспоминания он вынес из детства: в Корнуолле первое, что бросалось в глаза по утрам, – это сверкание моря, синего, как крыло мотылька; загадочный изумрудно-тенистый мир зарослей гуннеры в саду «Треба»; далекие белые паруса, покачивающиеся, как птицы, на шумливых серо-стальных волнах.
    homo legenshas quoted4 months ago
    Цветы в Фашоде!» Королева Виктория считала, что французы «неисправимы как нация, хотя и обаятельны каждый в отдельности». Неисправимость, на английский взгляд, отчасти коренилась в политической нестабильности Франции. Примерно раз в столетие порты Ла-Манша захлестывала очередная волна гонимых: ими становились гугеноты, изгои революции, коммунары, анархисты. Четверо правителей один за другим (Людовик XVIII, Карл X, Луи-Филипп и Наполеон III) нашли убежище в Британии, равно как и Вольтер, Прево34, Шатобриан, Гизо35 и Виктор Гюго. Оказавшись под подозрением (различного рода), Моне, Писсарро, Рембо, Верлен и Золя — все устремлялись в Англию. Политический трафик в обратном направлении был куда менее интенсивным: после Стюартов36 единственными заметными персонами, бежавшими во Францию, были Джон Уилкс37 и Том Пейн38. Такой дисбаланс, естественно, подпитывал самодовольство британцев по поводу их исторических и политических свобод. В основном бритты перебирались во Францию для того, чтобы избежать скандала (и продолжить свой скандальный образ жизни): там находили прибежище высокопоставленные банкроты, двоеженцы, шулеры и гомоэротоманы. К нам сюда присылали свергнутых лидеров и опасных бунтарей; мы отправляли туда нашу чванливую шушеру.
    simaglushkohas quoted2 years ago
    смесь плохой работы и благих намерений, которая у нас дает право художнику считаться типичным представителем английского искусства»
    Julia Khrebtovahas quotedlast year
    И пусть в этом не было будущего, но было настоящее, а из него-то и состоит жизнь.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)