bookmate game

Георгий Иванов

  • birmaanbienhas quotedlast year
    По чужому городу идет потерянный человек. Пустота, как морской прилив, понемногу захлестывает его. Он не противится ей. Уходя, он бормочет про себя-- Пушкинская Россия, зачем ты нас обманула? Пушкинская Россия, зачем ты нас предала?
  • денисhas quoted2 years ago
    Два миллиарда обитателей земного шара. Каждый сложен своей мучительной, неповторимой, одинаковой, ни на что не нужной, постылой сложностью. Каждый, как атом в ядро, заключен в непроницаемую броню одиночества. Два миллиарда обитателей земного шара-- два миллиарда исключений из правила. Но в то же время и правило. Все отвратительны. Все несчастны. Никто не может ничего изменить и ничего понять.
  • Романhas quoted2 years ago
    Формат большой, длинный, обложка буро-лиловая, с изображением чего-то непонятного: может быть, женщина, может быть, дом.
  • Никита Савковhas quoted3 months ago
    Над кострами искры золотятся,
    Над Невою полыньи дымятся,
    ….. И шальная пуля над Невою
    Ищет сердце бедное твое…
  • Никита Савковhas quoted3 months ago
    Талантливых и тонких людей — встречаешь больше всего среди ее подонков.

    В чем тут дело? Может быть, в том, что самой природе искусства противна умеренность. "Либо пан, либо пропал". Пропадают неизмеримо чаще. Но между верхами и подонками — есть кровная связь. «Пропал». Но мог стать паном и, может быть, почище других. Не повезло, что-то помешало — голова «слабая» и воли нет. И произошло обратное «пану» — «пропал». Но шанс был. А средний, «чистенький», «уважаемый», никак, никогда не имел шанса — природа его совсем другая.

    В этом сознании связи с миром высшим, через голову мира почтенного, — гордость подонков. Жалкая, конечно, гордость.
  • Никита Савковhas quoted3 months ago
    Спросите его:

    — С кем это ты сейчас здоровался?

    — С кем? — широкая улыбка. — Черт его знает. Какой-то хам!

    Такой ответ был наиболее вероятным. «Хам», впрочем, не значило ничего обидного в устах "доктора эстетики". И обнимал он первого попавшегося не из каких-нибудь расчетов, а так, от избытка чувств.
  • Никита Савковhas quoted3 months ago
    приехав в Петербург, Клюев попал тотчас же под влияние Городецкого и твердо усвоил приемы мужичка-травести.

    — Ну, Николай Васильевич, как устроились в Петербурге?

    — Слава тебе, Господи, не оставляет Заступница нас грешных. Сыскал клетушку-комнатушку, много ли нам надо? Заходи, сынок, осчастливь. На Морской, за углом живу…

    Я как-то зашел к Клюеву. Клетушка оказалась номером Отель де Франс, с цельным ковром и широкой турецкой тахтой. Клюев сидел на тахте; при воротничке и галстуке, и читал Гейне в подлиннике.

    — Маракую малость по-бусурманскому, — заметил он мой удивленный взгляд. — Маракую малость. Только не лежит душа. Наши соловьи голосистей, ох, голосистей…

    — Да что ж это я, — взволновался он, — дорогого гостя как принимаю.

    Садись, сынок, садись, голубь. Чем угощать прикажешь? Чаю не пью, табаку не курю, пряника медового не припас. А то — он подмигнул — если не торопишься, может, пополудничаем вместе. Есть тут один трактирчик. Хозяин хороший человек, хоть и француз. Тут, за углом. Альбертом зовут.
  • Никита Савковhas quoted3 months ago
    — Почему это не я написал!

    Такая "поэтическая зависть" — очень характерное чувство. Гумилев считал, что она безошибочней всех рассуждений определяет «вес» чужих стихов.

    Если шевельнулось — "зачем не я" — значит, стихи "настоящие".
  • Никита Савковhas quoted3 months ago
    — Стреляют, — говорит он. — Вы верите? Я не верю. Помните, у Тютчева:

    В крови до пят, мы бьемся с мертвецами,
    Воскресшими для новых похорон…

    Мертвецы палят по мертвецам. Так что, кто победит — безразлично.

    — Кстати, — он улыбается снова. — Вам не страшно? И мне не страшно.

    Ничуть. И это в порядке вещей. Страшно будет потом… живым.
  • Никита Савковhas quoted3 months ago
    "Поэт умирает, потому что дышать ему больше нечем". Эти слова, сказанные Блоком на пушкинском вечере, незадолго до смерти, быть может, единственно правильный диагноз его болезни.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)