ru
Books
Давид Маркиш

Белый круг

    Олег Тарасенкоhas quoted5 years ago
    Поднявшись из-за стола и придерживая пальто, чтоб не упало с плеч, Малевич подошел к стене и повернул прислоненную к ней картину лицом к Сереге. На холсте был написан Черный квадрат.
    — Смотри! — повелительно сказал Малевич.
    Привалившись спиной к печным изразцам с голубым голландским рисунком, Серега смотрел. Лицо его было сосредоточено, взгляд растерян. Не соступая с места, он смотрел долго и молча. Молчал и Малевич.
    — Шутите, барин! — деликатно кашлянув, сказал, наконец, Серега. — А где ж картина?
    Малевич сделался бледен, сух.
    — Можешь идти, — сказал Малевич.
    — Кипяточку принести? — указывая на чайник, участливо спросил дворник.
    — Иди, иди! — приказал Малевич
    Олег Тарасенкоhas quoted5 years ago
    Помнишь Гинзбурга — скульптор такой был, из Харькова? Так вот, представляешь, он открыл фабричку, набрал арабов и лепит себе пельмени. И, главное, пишет на коробке по-русски: "Сибирские пельмени Гинзбург. Яффа". Все берут.
    Олег Тарасенкоhas quoted5 years ago
    Вот и стоим, зажав синицу в кулаке.
    Олег Тарасенкоhas quoted5 years ago
    У плохого дна нет, не расшибешься, а хорошее выглядывать, задрав голову, — так ведь и шея занемеет.
    Олег Тарасенкоhas quoted5 years ago
    а хорошее выглядывать, задрав голову, — так ведь и шея занемеет.
    Foma Kiniaevhas quoted5 years ago
    Золотое охотничье пламя лизнуло душу Стефа. Он держал в руках первоиздание гумилевского "Колчана" и "Камеру обскура" с дарственной надписью Сирина на титульном листе: "Замечательному Владимиру Николаевичу Оболенскому в память об озере, облаке, башне. В. Сирин". Тем временем торговец, примерившись соколиным глазом, назвал цену: пять франков книжка. Сто франков за все, для ровного счета.
    Гончарова вызвала на Сотби настоящий ажиотаж. Стеф заработал кучу денег, снял в Латинском квартале квартиру подороже
    Foma Kiniaevhas quoted5 years ago
    Шесть рисунков Гончаровой, найденные Стефом в прошлом году на женевском блошином рынке, оказались подлинниками. Рисунки валялись в кипе грошовых поделок: сосна на альпийском склоне, дитя со слезой на марципановой щеке — и Стеф был поначалу убежден, что набрел на классический фальшак. Смущало лишь одно обстоятельство: какими такими кривыми тропинками занесло фальшивую "русскую амазонку" на женевский блошиный рынок?
    Foma Kiniaevhas quoted5 years ago
    Стеф слушал внимательно, мотал на ус. Дикая страна, крокодилья власть! Чайный дедушка их волнует. Уехать бы отсюда к чертовой матери, хоть в Штаты, хоть на мыс Горн!
    — Папа, — спросил Стеф, — а ты бы уехал? Навсегда?
    — Ну что ты, сынок, — сказал Евгений Анисимович не вполне уверенным голосом. — Тут ведь наша родина…
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)