Кэти Акер,Маккензи Уорк

Я очень тебя хочу. Переписка 1995–1996

Кэти Акер и Маккензи Уорк встретились в 1995 году во время тура Акер по Австралии. Между ними завязался мимолетный роман, а затем — двухнедельная возбужденная переписка. В их имейлах — отблески прозрений, слухов, секса и размышлений о культуре. Они пишут в исступлении, несколько раз в день. Их письма встречаются где-то на линии перемены даты, сами становясь объектом анализа. Итог этих писем — каталог того, как два неординарных писателя соблазняют друг друга сквозь 7500 миль авиапространства, втягивая в дело Альфреда Хичкока, плюшевых зверей, Жоржа Батая, Элвиса Пресли, феноменологию, марксизм, «Секретные материалы», психоанализ и «Книгу Перемен». Их переписка — это «Пир» Платона для XXI века, написанный для квир-персон, нердов и книжных гиков. «Я очень тебя хочу» — это текст зарождения, текст начала, заметки к короткому совместному путешествию двух икон современности.
132 printed pages

Impressions

    Anastasia Burmistrovashared an impression2 years ago
    👍Worth reading

    Читать эту книгу — как оказаться на вечеринке в компании двух умных людей, которые нравятся друг другу. Интересно с ними поболтать, подумать про Бланшо и Симпсонов, но чувствуешь себя третьим лишним, мечтаешь оказаться дома и тут о чудо — ты как раз дома, в самоизоляции.

    Karina Bychkovashared an impression2 years ago
    🚀Unputdownable
    🐼Fluffy

    Если рассуждать грубо, «Я очень тебя хочу» — невольный реверанс «I love Dick»: те же самые письма (даже послесловие в эпистолярном жанре!), героями которых, помимо всех прочих, становятся наши старые знакомые: Крис Краус, Сильвер Лотренже и Дик Хебдидж. Да и вообще оригинальная книжка «I'm Very Into You» вышла в издательстве Semiotext(e), основанном Лотренже.
    Но тут совершенно другая история. Смысл в том, что никакой истории нет. Это действительно настоящие письма, которые в августе 1995-го отправляли друг другу Кэти Акер (писательница, публицистка и художница сорока восьми лет, через два года умрет от рака груди) и Маккензи Уорк (писатель и публицист тридцати четырех лет, впоследствии совершит гендерный переход и будет публиковаться в Verso).
    Акер в Америке, Уорк — в Австралии, но каждый день они пишут друг другу имейлы, где обсуждают группу Mekons, фистинг, Батая, мотоциклы, идеологическое отличие «Симпсонов» и «Бивиса и Баттхеда», феминность/маскулинность и травести. Акер иногда нетрезва и постоянно хочет завтракать, Уорк рассказывает ей про своих подруг и просит объяснить, в чем прикол Бланшо. Они много говорят о гендерных ролях и оба признаются, что пугаются мужчин-мужчин и женщин-женщин («Иисусе, а есть еще и замужние!»). Акер и Уорк толком не понимают, что между ними, и, конечно же, все вышеперечисленное — это такой крайне интересный и насыщенный смыслами флирт интеллектуалов, каждый из которых хочет произвести впечатление на собеседника, а в какой-то момент Акер призывает Уорк к ответу, и это достаточно волнительный момент...
    В предисловии Матиас Вигенер — душеприказчик Акер — говорит, что та ни за что бы не разрешила печатать переписку (свое согласие дал Уорк), но дальше он замечает: «Мертвый писатель существует только в словах, и я публикую эти письма не как откровение, а скорее как тотальный текст: в жизни Акер всё было текстом, включая ее собственную смерть». Уверена, так и есть.

    Катя Шебедяshared an impressionlast year
    👎Give This a Miss
    💤Borrrriiinnng!

    Книга, на которую не стоит тратить своё время. В высшей степени скучно, с претензией на богатое интеллектуальное наполнение, а на деле ни о чем.

Quotes

    Karina Bychkovahas quoted2 years ago
    Раньше я спрашивала себя: «Ты меня любишь?» Как-то раз я задала этот вопрос ему и поняла много больше. Он ответил, как хороший старый журналист: то, что я чувствую к тебе, — мое дело, а то, что ты чувствуешь ко мне, — твое. Занимайся своим делом.
    Анна Миллерhas quoted2 years ago
    Но я точно не забуду, какое наслаждение приносит время, проведенное с тобой. Близость наших тел, интеллектуальная и духовная близость: это так мимолетно, так неповторимо. Я думаю, мы — одиночки, каждый идет своей дорогой, но на малый отрезок времени мы были неповторимы вместе
    Натальяhas quoted2 years ago
    скука это единственная эмоция которую я считаю невыносимой

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)