ru
Алексей Викторович Иванов

Тобол. Мало избранных

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
«Тобол. Мало избранных» — вторая книга романа-пеплума Алексея Иванова «Тобол». Причудливые нити человеческих судеб, протянутые сквозь первую книгу романа, теперь завязались в узлы.
Реформы царя Петра перепахали Сибирь, и все, кто «были званы» в эти вольные края, поверяют: «избранны» ли они Сибирью? Беглые раскольники воздвигают свой огненный Корабль — но вознесутся ли в небо души тех, кто проклял себя на земле? Российские полки идут за золотом в далёкий азиатский город Яркенд — но одолеют ли они пространство степей и сопротивление джунгарских полчищ? Упрямый митрополит пробивается к священному идолу инородцев сквозь злой морок таёжного язычества. Тобольский зодчий по тайным знакам старины выручает из неволи того, кого всем сердцем ненавидит. Всемогущий сибирский губернатор оказывается в лапах государя, которому надо решить, что важнее: своя гордыня или интерес державы?
…Истории отдельных людей сплетаются в общую историю страны. А история страны движется силой яростной борьбы старого с новым. И её глубинная энергия — напряжение вечного спора Поэта и Царя.
This book is currently unavailable
770 printed pages
Copyright owner
Издательство АСТ

Impressions

    Владимир Полковниковshared an impression4 years ago

    Не все продолжения одинаково полезны. Порой на них спотыкаются и признанные мастера. Насколько возрастал интерес по мере чтения первой части романа «Тобол» Алексея Иванова, настолько он угасал при продвижении по части второй. Поистине «Много званных» пришло на старте и «Мало избранных» с удовольствием добралось до финала.
    Да и более, чем годовой перерыв не пошел чтению на пользу. В романе намешана масса сюжетных линий, множество героев, самых разных, несколько основных интриг. Взявшись за вторую часть через год после первой, не перечитав начало, трудно ориентироваться в сюжетной мешанине. Всё-таки так раздробить двухтомник не есть хорошо по отношению к читателю.
    Ну да ладно, худо-бедно, но постепенно кое-какие связи наладились, память подкинула некоторые подсказки, и стало можно сосредоточиться не на воспоминаниях, а на основном действии. И что же? И ничего хорошего. Прежде всего, следует отметить, что слабенько намеченная в первой части мистическая сторона сюжета во второй части начинает господствовать. И от этого становится скучно. Очень скучно. Вся эта таёжная бесовщина, противостояние богов языческих и христианских, разговоры с мертвыми и телепатические связи между героями, может быть, и хороши для какого-нибудь посредственного «фентези», но перечеркивают достоинства так хорошо начатой книги.
    Начало романа вызывало интерес именно раскрытием неизвестного нам мира старой, допетровской и петровской Сибири – города, таможни, управление, слободы, торжища, история, жизнь и обычаи таежных народцев, контакты между такими разнородными элементами как русские, самоеды, бухарцы, шведы. Что ни страница, то нечто новое, увлекательное и познавательное. Во второй части этой сибирской новизны уже нет, а есть сплошная чертовщина.
    Единственное светлое пятно второго тома – поход полковника Бухгольца. Во-первых, эта история интересна сама по себе. Во-вторых, автор достаточно ярко живописал бои у озера Ямыш, осаду русских джунгарами, тяжелое стояние в крепости. В-третьих, здесь под сурдинку автор пробегается по так же неведомой нам истории степи. Истории, которая отнюдь не ограничивается только походом Чингисхана.
    Впрочем, и здесь присутствуют недостатки. Сибирская специфика в первой части раскрывалась чаще всего ловко и умело, то есть через развитие сюжетов, этак ненавязчиво и увлекательно. Степная история же дается бегло, в духе сухих академических лекций с массой незнакомых и незапоминающихся имен, слов и понятий. Ведь они для читателя никак не связаны с сюжетом. Автор просто окунает нас в это месиво по самую макушку, быстро вынимает и более не возвращается к затронутому вопросу, оставляя лишь кашу в головах. Таким образом теряется смысл этих вставок.
    Плох становится и кинематографический стиль прыжков от сюжета к сюжету, от интриги к интриге. Автор просто выхватывает отдельные эпизоды из жизни персонажей с разрывом в хронологии в несколько месяцев или даже лет. Оттого нет ощущения развития ситуаций, характеров. Мы просто обязаны воспринимать все изменения как данность. Не впитывать и постигать их, а лишь прочитывать слова автора «теперь он выглядит так и чувствует себя так». Прерывается связь читателя и героев романа, пропадает необходимость или даже возможность сопереживать им.
    Жаль, откровенно говоря, я сильно разочарован таким продолжением. Не прочитай я его, не только бы ничего не потерял, но, пожалуй, остался бы лучшего мнения обо всем романе в целом.

    6 из 10

    Marina Gromovashared an impressionlast year
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot
    🚀Unputdownable

    РУССКИЕ БОГИ

    Кому?

    -Тем, кто любит засунуть голову в роман как в пасть ко льву и не высовывать, пока не закончится COVID, не закроется ипотека, не начнется весна, не наступит рай на Земле, не станет шелковой жена, не подвернется другой интересный роман (нужное подчеркнуть).

    -Тем, кто после “Сердца Пармы” ждал чего-то похожего по вкусу, цвету и настроению

    - Тем, кому надо вести уроки патриотического воспитания и нужен новый вдохновляющий материал.

    -Тем, кто не интересуется историей, но готов заинтересоваться.

    -Тем, кто интересуется историей, но литературой тоже готов заинтересоваться.

    -Тем, кому нужны эпиграфы для диссертации по истории Сибири.

    -Принадлежащих императору, сирен, сказочных, бесчисленных, нарисованных тончайшей кистью из верблюжьей шерсти (Ой, это Борхесом в форточку повеяло).

    ДОГОВОРИМСЯ О ТЕРМИНАХ

    Это, по определению самого автора, - пеплум. То есть одной ногой книга стоит в масштабной и величественной истории, а второй ногой - в вымысле, тоже масштабном и имеющим полное право уйти в полный отрыв от реальности. Если жанр пеплума накрахмалить хорошенько, вставить в него драконов и обнаженных женщин, получится сами знаете что, но у Алексея Иванова все очень интеллигентно, и этим за душу и берет.

    Есть пласт, отвечающий всем канонам реализма (книга начинается с какого-то необъяснимого дежавю: что-то похожее я уже читал в “Князе серебряном” в школьной программе), но в “Тоболе” есть и другой пласт, в котором все, что так талантливо выходит у Иванова: ламии, кяфиры, неофиты, камлания, гари и прочие редко используемые слова. Здесь и парус над Кораблем старообрядцев, и боги тайги, и православные святые, все - реальны, и все они (мусульманский бог меньше, но все же тоже с ними за компанию) бьются за сердца людей и, видимо, за эту землю. Это, конечно, не Гейман, и упор как бы не на этом, и условная, вымышленная историческая реальность пеплума наползает, смазывая краски мистического, но от этого - нам, читателям, только сильнее хочется схватить истину за вертлявый хвост.

    Забавно, но эта жажда познания, она у Иванова как бы вынесена в эпилог, и там она вдохновляет. Становится стыдно, что сижу я пень-пнем на своей планете Москва-Петербург-и-окрестности и знать не знаю ничего о том, что происходит вокруг. А мир велик, и чтобы знать о нем хоть что-то, надо бежать, как в “Алисе”: в два раза быстрее. Быстрее, чем что, кстати?

    На правах постскриптум: по “Тоболу” есть фильм. Еще бы: книга написана так, что ее прямо хочется снимать, клиффхэнгеры в каждой главе, любовные линии сцепляют все это как гвозди (роман - не Кижи, без гвоздей не держится), и все органично, и герои интересные, глубокие, есть что играть. Но есть одно но: конечно, проще посмотреть сериал, но не лишайте себя удовольствия увидеть роман в правильном цвете (“Песнь огня и пламени”, а не “Гардемарины”, как шутят в сети), поставить этот фильм самому (ваш Гагарин точно будет глубже и интереснее, потому что он интереснее в книге), нет ограничений по бюджету (главный спонсор спецэффектов - ваше подсознание).

    Главное: будьте осторожны. Со своей головой в пасти льва? Нет, не в этом дело. Книга засасывает, как трясина в тайге. Есть риск случайно прочесть за ночь и вынырнуть в реальный мир до конца COVIDа, до прихода весны и, самое печальное, до того момента, когда подвернется еще один такой роман.

    b0977197594shared an impressionlast year

    Грандиозо! Вопль старого Ремеза-НАУЧИ!, Единственный смысл жизни полной, живой, до глубоких седин насыщенной. Всё страсти земные не идут в сравнение с жаждой познания, на учения, стремлению подняться над бренной землёй, осмыслить пространства дерзновенно))

Quotes

    Васяhas quotedlast year
    Что ж, есть вещи, которые мужчина должен сделать для женщины любой ценой, и есть праведный гнев женщины, которая не получила то, что должна получить
    Elena Hermenshas quoted2 years ago
    Старость для него была только сокращением жизненных возможностей. Урочный-то час приближался, и Семён Ульяныч год от года отсекал от себя ненужное: сначала баб, потом вино, потом корысть, потом пустую болтовню. Без сожалений он отдавал времени то, что считал неважным, оставляя себе лишь самое дорогое. И в этом самом дорогом он был молод, как прежде.
    Он ведь ничего не терял от самоот
    Alexander Zagorodnevhas quoted2 years ago
    Печь – не лошадь, возит только на погост. Семён Ульянович понимал это, а потому старался чаще отлучаться из дома, больше двигаться, всегда иметь какую-нибудь заботу, чтобы не слабеть в праздности.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)