ru
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    – Хочу знать, есть ли у тебя мужчина в твоем мире.
    Вторично клацнувшая челюсть отразилась улыбкой на устах Нирана, что вызвало приступ раздражения у меня.
    Излишняя прямолинейность темного лорда напрягала. Первичное желание оповестить, что уж его-то это точно не касается, поспешила замуровать поглубже в сознание. На любую фразу Даваса я сначала ерепенилась и лишь потом включала разум, а сейчас незамутненное сознание было нужно как никогда.
    – Дома меня ждут родители и друзья. Для меня это куда важнее, чем мужчина, – вздернув нос, ответила я.
    – А почему нет мужчины? – продолжил допрос Давас.
    – А с какой стати я вообще должна тебе об этом говорить?! – не сдержалась, проявляя истинные эмоции.
    Вскочив с кресла, подошла к окну и, нервно обняв себя за плечи, прошипела:
    – Не нагулялась! Может быть, не нашла еще того, кто отвечал бы моим потребностям. И вообще, для нашего мира я еще молода. Рано мне еще хомут на шею… А то муж… дети… Не-не… Я еще не все успела, я хочу… Знаешь? – сама не знаю почему, разоткровенничалась. – Путешествовать хочу. Море… Ты бы видел, какие у нас красивые моря. Волны с таким ревом обрушиваются на скалы и потом белой пеной медленно стекают вниз. Я часами могу смотреть на море. А леса… Они бескрайние. И нет у нас в лесах никаких монстров, у нас и животных-то почти нет. Самое страшное существо в нашем мире – человек. Когда-нибудь я встречу мужчину, который увидит мир моими глазами и покажет мне его своими…
    Слизнув слезинку со щеки, я улыбнулась собственной философии и тут же вздрогнула от того, что тяжелые руки опустились мне на плечи, чуть сжимая их. Всхлипнув, оказалась прижатой к сильному телу, а уха коснулось теплое дыхание:
    – А вдруг мир твоих грез именно здесь?
    – Вот именно, – усмехнулась я, стараясь не обращать внимания на хриплые нотки в собственном голосе, – именно, что грез, а надо жить в реальности, а то будешь не жить, а грезить.
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    – Так у нас ничего не получится, – вскинув руки и массируя виски круговыми движениями, пробурчал Давас.
    То же мне, истину открыл.
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    Поднявшись и сделав пару шагов в сторону, темный лорд дождался взметнувшегося адова пламени за спиной и сделал шаг назад. На его губах играла настолько шальная улыбка, что я занервничала.
    Миг, и пришло страшное осознание, что я один на один с Давасом в кабинете директора, и пока мы не поговорим, притом откровенно и начистоту, будем сидеть здесь. В том, что дверь заперта, я не сомневалась. А вот в том, что готова к этому разговору, не только сомневалась, но и знала наверняка. Не готова!
    Выпустите меня срочно из этого дурдома! Ну пожалуйста!
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    Кто же знал, что у вас с Бездной на мое бренное тельце особые планы!
    – Нет у меня планов на твое тело! – неожиданно рявкнул темный, заставив меня нервно вздрогнуть.
    – Ну нет так нет, – прошептала я. – Чего орать-то?
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    Та-ак, а русские бабы еще и не отступают, ибо некуда!
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    Притом никто не заставлял Леона дарить их Ли, он вполне мог принести веники мне, однако оборотень так заартачился, что в итоге я не вытерпела:
    – Значит, так, если тебе жаль пары монет на погребальный венок, я сама от твоего имени его закажу. Тоже мне помощник!
    Именно после этих слов я и сидела, сложив руки на груди, буравя взглядом настороженного оппонента.
    – Я не говорил, что мне жаль денег или я не могу себе позволить купить цветы для девушки, – тут же возразил оборотень, – но…
    – Но?! – прищурилась я.
    – Но Ли не девушка! – выпалил Леон, и я со всей силы пнула его ногой под столом. – Ой! – взвыло это чудовище.
    – Я – девушка! – прорычала Лииен, прищурив взгляд и сжав кулачки.
    – Проверять не будем! – попыталась успокоить обоих я.
    – Я имел в виду, что Ли – не моя девушка! – рыча на каждом слове, выдавил из себя покрасневший оборотень.
    Но было уже неважно, что он там имел в виду. Лииен выразительно пыхтела, я же давилась от смеха. М-да… С такими политесами мы еще долго будем топтаться на месте.
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    Первый казус произошел, когда в одно злополучное утро мне пожелали «кошмарных дней». Чудом не подавившись, ответила:
    – И вам не хворать!
    Тут же за спиной появилась Дара, гнусаво сообщив, что сие было приветствие и отвечать на него надо соответственно. Икнув, без замедлений выдавила:
    – Темных дней.
    Они что, издеваются? Хотя что с них, убогих, взять, они же выдумка автора. Вот если бы вся эта братва поселилась в Питере, я бы поумилялась над ними, когда в наших вечных сумерках они желали бы «кошмарных ночей».
    На следующий день уже заученно я всем желала «темнейших» и «кошмарных», улыбаясь на все, пока еще свои, зубы. Однако в столовой опять опростоволосилась:
    – Тошнотворного переваривания, – вместо «приятного аппетита» выдала жизнерадостная я.
    В помещении на миг воцарилась звенящая тишина. Вездесущая Дара опять появилась за спиной, но хватило ее лишь на странный булькающий звук, после чего дух молниеносно испарился. Если честно, я не издевалась, просто пыталась понять, почему желать кошмарного дня – это нормально, а тошнотворного переваривания – моветон?
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    – Людмила, а не боитесь, что вас проклянут? – именно сегодня преподаватель по Бытовым проклятиям решил уделить мне чуть больше внимания, чем моя скромная персона заслуживала.
    – Нет, не боюсь, – в ответ улыбнулась я и на немой вопрос пояснила: – Зараза к заразе не пристает!
    Да, этот скользкий момент я поняла еще в первый день. Тот самый блондин с почерневшими от злобы глазами, с раздувающимися ноздрями, прокричал мне вслед абракадабру, от которой между нами появилась небольшая мультяшная тучка и писанула мелким дождиком. Когда пресс от смеха уже болел, я поинтересовалась, что же это было. Оказалось, что наимощнейшее проклятие высшего уровня, которое в моем случае «описалось».
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    – Дорогая, все в порядке? – обеспокоенно поинтересовался муж, присаживаясь напротив.
    – Угу, – довольно кивнула я, улыбнувшись так, что любимый отшатнулся.
    – Уверена? – на всякий случай уточнил он.
    – Более чем…
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    Мужчина как-то сконфуженно улыбнулся и проговорил очень серьезным тоном:
    – Боюсь, что все происходит на самом деле, адептка Райденберг. Понимаете, вы с офицером Ройсом попали в не самую приятную ситуацию. Как бы помягче выразиться… – Он пару секунд подумал и, видимо, так и не подобрав нужных слов, сказал чистосердечно: – Вы в полном…
    – У меня ее тело, – понятливо кивнула вторая я, обличительно тыкая пальцем в мою сторону, – а она в моем, насколько понимаю.
    – Именно, – лекарь облегченно выдохнул, – вы попали под перекрестное проклятие магистра Ардиса, вследствие чего поменялись телами.
    – Вы хотели сказать, временно поменялись. – Офицер Ройс, заточенный в мое тело, уставился на лекаря тяжелым взглядом, не терпящим возражений. Я даже не знала, что способна так смотреть.
    – Ну-у-у… – Лекарь неловко одернул на себе мятый халат, снял очки, подышал на них и протер все тем же халатом. Мы его не торопили, потому что, пока он молчал, можно было верить в лучшее. Но вот лекарь вернул очки на нос и ответил: – Мы пока не знаем, каким образом вернуть все на свои места.
    В повисшей следом тишине мои тихие слова прозвучали как гром среди ясного неба:
    – А у меня помолвка на днях.
    – Не беспокойтесь, адептка Райденберг, о случившемся в Ардаме знают лишь пятеро избранных. Так что помолвка непременно состоится, – «успокоил» меня лохмач, бросая напряженные взгляды в сторону офицера Ройса.
    – Это что же? – тихим голосом уточнил тот, складывая руки на моей груди. – Вы меня под Видго Брумса подложить хотите? Если так, то боюсь, старикашка не выдержит моего напора: помрет еще на подходе к молодому телу.
    – Вы не понимаете, – лекарь сокрушенно покачал головой, – господин Брумс не должен ничего заподозрить. Никто не должен. Разработкой магистра Саймира заинтересовалась служба безопасности, на нее наложен гриф «Совершенно секретно». Это первое. И второе – самое важное – вам нельзя расставаться надолго. Вообще, чем вы ближе – тем лучше. Дело в том, что при нашей попытке расположить вас в разных палатах нити, все еще соединяющие ваши души с прежними телами, едва не разорвались, сделав проклятие необратимым.
    – Говорите яснее. – Я нервно поправила прическу, после чего с удивлением уставилась на свои огромные руки. Обсидианово-серые, с мощными запястьями, покрытые с тыльной стороны короткими белыми волосками.
    – Странно, я думала, у дроу на теле волосы не растут.
    Бездна! Я что, ляпнула это вслух?
    Офицер Ройс похабно ухмыльнулся и подмигнул мне:
    – О, ты даже не представляешь, детка, что и где у меня растет, – промурлыкал он моим голосом, только тот теперь звучал как-то вызывающе низко и чувственно. – Но я тебе покажу.
    Лекарь откашлялся:
    – Вам необходимо быть вместе, пока мы не найдем способ снять проклятие. Даже спать желательно в одной постели…
    – Я только «за», – мысль явно пришлась дроу по вкусу. – Двигайся, красавчик, будем делить пространство на горизонтальной плоскости.
    – Вы в своем уме? – пробасила я, сама испугавшись нового голоса. – Как мы объясним мое исчезновение родителям?
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    Приоткрыв один глаз, я тут же сморщилась от боли. Такое ощущение, что кто-то начал стройку прямо в моей голове: в затылке гудело, в висках стучало, в области темечка строители затеяли пьяную драку. Бездна, впервые сталкиваюсь с таким набором ощущений.
    Аккуратно перевернувшись на правый бок, я, как обычно, схватила одеяло и закинула на него левую ногу. Удобней не стало. Наоборот, что-то непривычно мешалось в области чуть ниже живота.
    – Твою ж мать!
    Где-то рядом вскрикнула девушка, выражая в трех словах и мои мысли. Как раз в этот момент я сунула руку под одеяло и обмерла от страха. ТАМ БЫЛ ИНОРОДНЫЙ ОРГАН! Длинный, торчащий вверх и, я готова поклясться, вздрогнувший от моего прикосновения.
    – Мамочка! – завопила я низким мужским голосом. – Мамуля-я-я…
    Дверь в комнату распахнулась, одновременно с этим соседка по палате повернулась ко мне. Несколько мгновений я озадаченно на нее пялилась, а потом облегченно выдохнула и улыбнулась.
    Все встало на свои места: это просто сон. Иначе и быть не может.
    Только во сне я могла раздвоиться и стать обладательницей той штуки, что теперь обвисла между ног, не подавая больше признаков жизни.
    – Проснулись, голубчики? – проворковал высокий лохматый мужчина в белом халате. – Ну, как вы себя чувствуете?
    – А вы как думаете? – спросила вторая я, рассматривая себя в зеркало. В следующий миг она, никого не стесняясь, схватила себя за груди и несколько раз сильно их сжала, задумчиво приговаривая: – Третий или все-таки второй?
    – Второй с половиной, – машинально поправила я и тут же ойкнула: моя новая деталь вновь принялась расти в размере. – Простите, господин лекарь, – обратилась к лохматому, накидывая побольше одеяла на ноги, чтобы скрыть свой жуткий дефект, – вы не подскажете, когда этот сон закончится?
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    Не обращая внимания на тошноту и валяющегося на соседней койке здоровенного дроу, я вскочил с кровати и, пошатываясь, добрался до зеркала. Оттуда на меня с ужасом посмотрела синеглазая крошка Райденберг.
    – Твою ж мать!
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    Бунтующий организм, наконец, успокоился. Я сглотнул и сел.
    Вернее, попытался сесть. Взгляд зацепился за странные выпуклости, которым совершенно не было места на моей груди. Я рывком сдернул одеяло и уставился в полнейшем обалдении на прикрытые серой больничной робой две отличные упругие сиськи. Ровно такой формы, как я люблю, к слову. Круглые, как яблочки, с торчащими сосочками.
    – Ох ты ж ни хрена ж себе! – выдал я нежным девичьим сопрано.
    Нет, вообще я, как любой нормальный мужик, люблю сиськи. Женские груди – одна из самых прекрасных вещей в мире, мало что может сравниться с ними. Обожаю их тискать, сжимать, целовать и даже просто любоваться.
    Но поймите меня правильно: я люблю, когда буфера идут в комплекте с какой-нибудь темпераментной сексуальной крошкой! И как-то никогда не мечтал носить их сам.
    Естественно, обнаружив непрошеный «подарочек», я тут же сунул руку между ног. Слова, которые я произнес, не найдя на месте своего дружка, не подлежат цитированию. С их помощью можно было бы совершить десяток экзорцизмов. Или проклясть небольшую армию.
    Я отшвырнул одеяло и уставился вниз. Это вообще были не мои ноги. Это были премилые, стройные девичьи ножки, переходящие в соблазнительные бедра и упругую попку. Тоже очень в моем вкусе.
    – Какого демона?!
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    И вот я же надеялась тихо проскочить мимо него в кабинет и сесть где-нибудь подальше, чтобы незаметно было. Но, к сожалению, была задержана еще у двери.
    – Адептка Мияри, почему вы в головном уборе? – поинтересовались у меня и отвели за плечо чуть в сторону от двери, чтобы я не мешала жаждущим получить знания адептам заходить в кабинет.
    – Уши застудила, болят, – тихо пробормотала я, пряча глаза, боясь, что распознают мою ложь.
    – Так идите к целителям, – пропустили мы последнего спешащего адепта, бросившего на меня сочувственный взгляд.
    – Схожу после занятий, – в который раз за день повторила я. – Не хочу пропускать, – и попыталась прошмыгнуть внутрь.
    Но не тут-то было. Меня ухватили за воротник и без усилий вытянули обратно.
    – Нет уж, знаю я ваше «после». У адептов всегда так. А потом совсем запустите. – И меня, развернув в сторону лестницы, легко подтолкнули в спину: – Идите, идите.
    – Я схожу потом, – упорно твердила я, упираясь ногами, прекрасно зная, что если ступлю на вредную лестницу, то она точно проследит, чтобы я дошла именно до целителей, и что я потом им там объяснять буду?
    – Слушайте, – уже начал злиться преподаватель, – вы что, издеваетесь? Прекратите срывать мне занятие.
    – Мне не нужно к целителям, – поняв, что деваться уже не куда, тихо призналась я, – со мной все в порядке.
    – Тогда что вы мне тут за комедию устраиваете? – окончательно разозлился куратор.
    Я совсем скисла и, пряча глаза, призналась:
    – Просто у меня проблемы с головой.
    Минута молчания.
    – Ну, это я уже заметил, – с сарказмом ответили мне.
    Я покраснела от стыда, осознав, что меня неправильно поняли.
    – Я имела в виду, что проблемы с волосами.
    Опять пара мгновений молчания, в течение которых я старательно отворачивалась, а потом с меня внезапно сдернули эту дурацкую шапку.
    И конечно, как назло, в тот же момент не выдержала резинка, с помощью которой мы закрепили это кошмарище у меня на голове, и все снова встало дыбом, создав вокруг меня огромное русое облако из волос.
    Я зажмурилась в страхе от дальнейшей реакции. И совсем не ожидала услышать сначала тихий кашель, которым, как оказалось, пытались замаскировать смех, но, к сожалению, не слишком удачно, потому как магистр все же рассмеялся.
    А я, закрыв лицо руками, тихо простонала:
    – Я просто овца какая-то…
    – Определенное сходство наблюдается, – со смешком в голосе донеслось до меня, и вот тут я уже разозлилась и вскинула на куратора сердитый взгляд.
    И никакие зеленые глаза меня не смутят!
    – Я, конечно, понимаю, что поступила не очень умно, – процедила я, старательно контролируя голос, все же понимая, что передо мной преподаватель, – но и с вашей стороны не слишком вежливо издеваться над девушкой, попавшей в неудобную ситуацию, – уже на повышенных тонах закончила я и подобрала с пола порванную резинку, надеясь связать ее и снова убрать волосы.
    Но почти сразу мои трясущиеся руки накрыла широкая мужская ладонь.
    – Простите, Шаготта, – тихо сказали мне, – я не хотел вас обидеть. – А я все равно упорно не поднимала взгляд. Вот зн
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    – Я дуууураааа, – провыла я, любуясь в зеркало на плоды трудов моих.
    Ведь дозировка это и правда очень важно!
    В общем, желанные кудри я все же получила. Правда, в несколько большем количестве, чем ожидала. Я была как барашек какой-то! С моей-то копной да мелкие-мелкие кудряшки – это просто кошмар! Словно у меня шкура какая-то на голове! И их ведь не разодрать теперь!
    Ворвавшаяся в комнату на мой крик Ари, увидев меня, пару мгновений просто пялилась широко открытыми глазами, а потом… дико заржала.
    Это конец!
    – Как, как от этого избавиться? – вцепилась я в ее плечи и начала трясти.
    – Никак, – захлебываясь смехом, проговорила подруга, – через пару дней само спадет, а до этого ничем не смоется.
    Я взвыла раненой волчицей. Ну почему! Почему именно сейчас! Я же опозорюсь перед всеми.
    – Ари, – застонала я, – что делать? Я не могу в таком виде выйти!
    – Можешь – не можешь, а придется в любом случае. От занятий по причине плохой прически тебя никто не освободит, – пожала она плечами, с трудом перестав смеяться.
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    аю, что, стоит только посмотреть, и все прощу! Ух, глаза эти вредные!
    А потом какое-то неуловимое движение рукой, и я чувствую, как волосы мягко опускаются, привычно окутывая меня длинно-гладкой волной.
    Я неверяще провела ладонью по ровной пряди, соскользнувшей с плеча, и подняла на магистра Двэйна сияющий взгляд.
    Спаситель ты мой! Избавитель! Бездна, как же прекрасны эти глаза! Ой, то есть этот человек!
    – Спасибо, – искренне выдохнула я.
    – Не за что, – благосклонно кивнули мне и мягко улыбнулись: – И не экспериментируйте больше. Вам так гораздо лучше.
    Я улыбнулась еще шире.
    – Все, а теперь вперед, на занятия, пока адепты там совсем не расслабились, – махнули мне в сторону двери, и я поспешила юркнуть внутрь и пройти к своему месту.
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    – Дэя, дорогая, не переживай, я обязательно тебя научу!..
    – После того, как забеременеешь, – тихо, так, только чтобы мы услышали, вставил принц Хаоса.
    Не ведающая о его реплике леди Тьер действительно завершила высказывание уже набившим мне оскомину:
    – Ты только забеременей, а дальше не переживай – я все возьму на себя!
    – Я же говорил, – издевательски хохотнув, громко сказал магистр Смерти, заставив Тангирру умолкнуть, возмущенно взирая на него.
    Tasha Barbashahas quotedlast year
    – Что скажешь? – спросил Юрао.
    За простым вопросом скрывалось вопросительное «Умоем или не умоем?».
    – Первое, естественно, – ответила я.
    – Я начинаю, – сказал Наавир. – Унар, вылезаешь или будешь наблюдать представление с галерки?
    Унар подумал и вылез, изображая все так же скорбь на морде.
    И вот после этого мы все повернулись к Риану и магистру Эллохару, и Наавир радостно произнес:
    – Какая встреча!
    – И почему у меня возникает стойкое ощущение, что нас сейчас профессионально поимеют? – задумчиво произнес магистр Смерти.
    – Рэн, следи за языком, – одернул его Риан.
    – Обведут вокруг гоблина, заговорят клыки дракона, плюнут в Бездну, поглумятся, нанесут удар по чести, самоуважению и достоинству, проведут как гном тролля. Полагаешь, так Дэе будет понятнее? – издевательски поинтересовался Эллохар.
    Риан ничего не полагал, он, да как и все, явно ждал, что мы теперь будем делать. Наавир, осознав, что действительно все ждут представления, взял и заявил:
    – Что-то я проголодался, – после чего направился к столу, за которым сидели магистры.
    Уселся подальше от мрачно проследившего за ним магистра Смерти и крикнул:
    – Эй, хозяин, вина мне за счет принца Хаоса
    b8829583452has quoted13 hours ago
    Крутая баба, – прокомментировала я. – Вот вам лялька, лялькайтесь сами, а я в Бездну
    Viktoriyahas quotedlast month
    , да знаете, заскучал сегодня вечером, дай, думаю, навещу старых друзей, пока не состарились, заодно выясню, куда они опять вляпываются так старательно, – издевательски прошипел Унар.

    Черная змея, стремительно теряя в размерах, попеременно посмотрела на каждого из нас троих, остановила взгляд на Наавире и поинтересовалась:

    – Долго вы еще так стоять будете?

    – Предлагаешь не терять времени даром? – насмешливо спросил дух Золотого дракона.

    – Ловишь мои мысли на лету, – ответил Унар. – Давайте уже, вляпывайтесь.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)