bookmate game
ru
Books
Андре Моруа

Литературные портреты. Волшебники и маги

Андре Моруа — известный французский писатель, член Французской академии, классик французской литературы XX века. Его творческое наследие обширно и многогранно — психологические романы, новеллы, путевые очерки, исторические и литературоведческие сочинения и др. Но прежде всего Моруа — признанный мастер романизированных биографий (Дюма, Бальзака, Виктора Гюго и др.). И потому обращение писателя к жанру литературного портрета — своего рода мини-биографии, небольшому очерку о ком-либо из коллег по цеху, не было случайным. Эта книга Моруа целиком посвящена английской литературе, специфике ее развития, результатом которого стало появление таких всемирно известных писателей, как Чарльз Диккенс, Оскар Уайльд, Редьярд Киплинг, Герберт Уэллс, Бернард Шоу. Моруа, который написал эти очерки в 1920-х — первой половине 1930-х годов, волновало и влияние английских авторов на всю европейскую литературу, и судьба творческого наследия ближайших современников — Литтона Стрейчи, Кэтрин Мэнсфилд, Дэвида Герберта Лоуренса, Олдоса Хаксли и др. Многие тексты печатаются на русском языке впервые.
532 printed pages
Copyright owner
Bookwire
Original publication
2022
Publication year
2022
Have you already read it? How did you like it?
👍👎

Impressions

  • Кононов юрийshared an impression2 months ago
    👍Worth reading

    Весьма впечатляет!

Quotes

  • Инна Гуськоваhas quoted2 years ago
    Во Франции этот спор оживил Поль Валери. «История, — пишет Валери, — самый опасный продукт из всех, что произвела химия интеллекта. Свойства истории хорошо известны. Она вызывает мечты, она опьяняет народы, вызывает у них ложные воспоминания, преувеличивает их реакции, не дает затянуться старым ранам, мешает спокойно отдыхать, доводит до мании величия или мании преследования, делает целые нации желчными, нестерпимыми и суетными».
  • Инна Гуськоваhas quoted2 years ago
    желчными, нестерпимыми и суетными».
    «История указывает народам, как им себя вести, но на каком основании? Узнать это абсолютно невозможно. Историки Французской революции соглашаются друг с другом точно так же, как Дантон соглашался с Робеспьером, правда без таких тяжелых последствий, потому что историки, к счастью, не располагают гильотиной»
  • Инна Гуськоваhas quoted2 years ago
    Во Франции этот спор оживил Поль Валери. «История, — пишет Валери, — самый опасный продукт из всех, что произвела химия интеллекта. Свойства истории хорошо известны. Она вызывает мечты, она опьяняет народы, вызывает у них ложные воспоминания, преувеличивает их реакции, не дает затянуться старым ранам, мешает спокойно отдыхать, доводит до мании величия или мании преследования, делает целые нации

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)