Иван Пинженин

В моем magazine

«В моем magazine» — первая книга стихов Вани Пинженина. Короткометражка с одноименным названием — поэтический киноальманах на его стихи, моментально облетел интернет и принес Пинженину популярность, сравнимую, разве что, с быстрой и честной любовью к песням Петра Налича, в свое время. А за фильмом понеслись многочисленные выступления в поэтических клубах, где у него появилось много поклонников Его простые, на первый взгляд, стихи подкупают своей искренностью и точностью.
«Твоим глазам голубым и бездомным, видевшим многое: Кротость и тигра, котлеты и ландыши, портвейн и изящество Хочется плакать, но ты улыбаешься, дура, и есть в этом что-то щенячье.»
Это квинтэссенция его творчества, в котором перемешались грубость и нежность, резкость и застенчивость, ранимость и правда времени. И есть в этом что-то щемящее.
48 printed pages

Impressions

    Artem Hrechkashared an impression3 months ago
    👍Worth reading
    🚀Unputdownable
    💧Soppy

    Ира Билайshared an impression3 months ago
    👍Worth reading

    Александра Остапчукshared an impression4 years ago
    💤Borrrriiinnng!

Quotes

    Маша Ярошенкоhas quoted6 years ago
    Как жаль, что я не моряк,
    Я б тогда опускал якоря.
    За тебя бы я брал города.
    Просто так. Иногда.
    Как жаль, что я не пилот,
    Я б к тебе прилетал сто раз в год
    И кормил бы талым мороженым.
    Можно?
    Дмитрий Пирожковhas quoted6 years ago
    Отключите электричество
    Отключите электричество,
    Перекройте газ и горячую воду.
    Моя Женщина — Моё Величество.
    Её тепла хватит на город.
    И не надо пива разливного,
    И портвейна на розлив не надо.
    Одному засыпать не ново.
    Без тебя холодней. Ну и ладно.
    Подарите мне маленький домик
    Где-нибудь в Купчино,
    рядом с пунктом милиции.
    Я придумаю сказок трёхтомник
    И его раздарю по детским домам
    и больницам.
    Artem Hrechkahas quoted3 months ago
    Я не знаю, как плачут тюлени
    я не знаю, как плачут тюлени,

    и не видел, как плачут слоны.

    я стою пред тобой на коленях

    и рычу в ожиданьи весны.

    я не знаю, как трудно быть Богом,

    но я знаю, как часто мы в ссоре.

    я к тебе привязался бульдогом,

    ты волнуешься чаще, чем море.

    я не знаю, как умер Есенин

    и как запивался Довлатов,

    но позволь мне остаться последним

    в списке запрещённых препаратов.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)