Шинзен Янг

Естественное избавление от боли. Как облегчить и растворить физическую боль с помощью практики медитации

Анна Штенгауэрhas quoted2 years ago
Если Природа дала вам столько боли, что вы не можете заниматься ничем другим, кроме как находиться с ней, то в этом содержится явное послание: от вас и не ожидают ничего иного!
Yana Arturovnahas quoted4 years ago
если вами овладело какое-либо сильное переживание, разделите его на составные части и отслеживайте то, как они возникают от мгновения к мгновению. Часто оказывается так, что с составными частями гораздо легче справиться по отдельности, и тогда общее переживание теряет свою силу.
Denis Moskaletshas quoted5 years ago
В основе медитации внимательности лежит принцип «разделяй и властвуй». Как вы увидите, это исключительно важный навык в работе с болью. Вот его основная идея: если вами овладело какое-либо сильное переживание, разделите его на составные части и отслеживайте то, как они возникают от мгновения к мгновению.
Denis Moskaletshas quoted5 years ago
Страдание равняется боли, помноженной на сопротивление.
Анна Звижинскаяhas quoted2 months ago
Я заметил, что каждый раз, когда мой ум блуждал, ощущение страдания усиливалось, а когда я возобновлял концентрацию – оно уменьшалось.
Анна Звижинскаяhas quoted2 months ago
Был ещё один сюрприз, когда я уже начал тренировку. Как оказалось, три раза в день я должен был идти к деревянной бочке с водой, пробивать лёд, наполнять деревянную кадку и обливаться из неё ледяной водой. Этот ритуал необходимо было повторять перед каждым периодом медитации.
На третий день, когда я облился с головой и пытался высушиться, вытираясь замерзающим в руках полотенцем, на меня снизошло озарение.
В первые три дня я замечал, что каждый раз, когда мой ум блуждал, ощущение страдания усиливалось, а когда я возобновлял концентрацию – оно уменьшалось. Стало кристально ясно, что у меня всего три варианта: либо я проведу следующие девяносто семь дней в безнадёжных мучениях, либо сдамся и вернусь в Америку, либо проведу эти девяносто семь дней в состоянии концентрации, двадцать четыре часа в сутки. Четвёртого
Денис Денисовhas quoted2 months ago
Это катарсис в прямом смысле этого греческого слова – очищение.
Денис Денисовhas quoted2 months ago
Можно сказать, что внимательность – самый фундаментальный из человеческих навыков
Денис Денисовhas quoted2 months ago
эта система чем-то похожа на еврейскую школу – хедер)
Ярослава Кононенкоhas quotedlast year
страдание равняется боли, помноженной на сопротивление.
Dmitry Dmitrievhas quotedlast year
Древние греки полагали, что хорошая смерть – это одна из целей хорошей человеческой жизни. Под хорошей смертью они понимали смерть без физического и эмоционального страдания. Более того, у них для этого было специальное слово – эвтаназия. Танатос значит «смерть», таназия – «процесс умирания», а эу означает «хороший». Так что изначально под эвтаназией не подразумевалось «убийство из сострадания»; она значила «хороший процесс умирания»
Dmitry Dmitrievhas quotedlast year
Самый важный момент в формальной медитации наступает тогда, когда вам нужно вставать и переходить к выполнению бытовых задач. Ваша способность поддерживать состояние медитации в течение дня (и значит – возможность снизить страдание, которое причиняет боль) будет напрямую зависеть от того, как вы справитесь с этим переходом. Вместо того чтобы думать: «Медитация закончилась, теперь я займусь тем-то и тем-то» – сформулируйте следующее намерение: «Я стал несколько более спокойным и собранным, теперь моя задача – постараться сохранять это состояние».
Dmitry Dmitrievhas quotedlast year
Медитация – это состояние, соединяющее расслабление и бдительность.
Dmitry Dmitrievhas quotedlast year
По мере углубления прозрения в непостоянство вы начнёте видеть, что все ощущения, которые поначалу кажутся плотными и постоянными, оказываются на самом деле гибкими, вибрирующими, пористыми и прозрачными. С этим пониманием ваше знание себя и мира претерпевает выдающийся и вдохновляющий сдвиг перспективы восприятия. Это похоже на некоторые сдвиги парадигм в современной физике, когда оказалось, что материю можно воспринимать как энергию, а твёрдые частицы можно воспринимать как вибрирующие волны.
По этой аналогии ваше материальное тело можно ощутить полем энергии, а чувство ограниченного плотного «я» может раствориться и стать волной. Как волна вы можете пережить единство со всем мирозданием. Вы становитесь духовными в том буквальном смысле, который заложен в словах «дыхание» или «ветер», – то есть чем-то эфемерным, лишённым плотной субстанции, но при этом ощутимо мощным.
Dmitry Dmitrievhas quotedlast year
Сходным образом боль может ощущаться как что-то незыблемое и постоянное, подобно горе, но по мере роста терпения и способности к наблюдению вы сможете распознать в ней аспекты изменения, или непостоянства. Каждые несколько секунд ощущение боли меняет форму или позицию, становится сильнее или слабее, расширяется, сжимается и циркулирует. В конечном итоге вы можете прийти к пониманию, что даже самая жуткая боль состоит на самом деле из вибрирующих «частиц» чистой энергии. В этот момент не только боль, но и всё чувство страдающей личности растворяется и становится частью без-усильного и освежающего потока Природы, словно круги, расходящиеся по поверхности пруда.
Dmitry Dmitrievhas quotedlast year
Я иногда задаю своим студентам странный вопрос, имеющий множество вариантов ответа: «Движутся ли горы?» Возможные ответы – «да», «нет» и «это зависит от…». Это зависит от того, насколько внимательно и терпеливо вы наблюдаете за горами. Конечно, на обычной шкале времени и пространства горы выглядят достаточно незыблемыми. И в самом деле, гора является излюбленной метафорой постоянства. Но если смотреть на них под микроскопом, даже горы предстают перед нами бурным танцем энергии. Вибрирующие молекулы состоят из ещё более быстро вибрирующих атомов, которые состоят из ещё более быстро вибрирующих элементарных частиц, и так далее.
И с другой стороны, если наблюдать за горами через века, словно в супер-замедленной съёмке[12], то горная гряда будет похожа на волнующуюся поверхность океана или колышущуюся протоплазму.
Dmitry Dmitrievhas quotedlast year
Точно так же, как боль, помноженная на сопротивление, равняется страданию, – боль, помноженная на принятие, есть духовное очищение
Dmitry Dmitrievhas quotedlast year
Ещё один пример подобных практик, который показали в документальном фильме во время открытия олимпиады в Нагано, потряс телезрителей всего мира. Это был фильм о «монахах-марафонцах» из монастыря на горе Хиеи около Киото, древней столицы Японии. Эти монахи практикуют то, что можно назвать духовным ультра-марафоном, который, подобно Пляске солнца, кажется практически невозможным, но, как и Пляску солнца, эту практику выполняют осознанно и с радостью, поскольку она позволяет достичь очищения на благо служения другим людям. Монахи дают обет провести двенадцать лет в затворничестве на этой горе. В течение всего этого периода, каждую зиму сто дней подряд они совершают ежедневное паломничество вниз с вершины горы до города Киото и затем возвращаются обратно на вершину. Во время паломничества они поют мантры и совершают служение в каждом святилище и храме по пути и пытаются поддерживать духовное единение с каждым встречным деревом и камнем. Вся дорога туда и обратно занимает около двадцати часов, оставляя лишь несколько часов на сон, после чего всё повторяется снова.
Монахи совершают такое стодневное паломничество каждую зиму на протяжении двенадцати лет их затвора. Вдобавок, дважды за этот двенадцатилетний период они выполняют девятидневную медитацию. Это значит, что на протяжении девяти дней они непрерывно сидят в медитации без движения, сна, еды и питья.
Dmitry Dmitrievhas quotedlast year
Пляска солнца является, вероятно, самой зрелищной из современных духовных практик индейцев. Она зародилась среди племён Великой равнины, но за последние несколько десятилетий распространилась на все Соединённые Штаты и Канаду. Сложно поверить, что кто-то может сознательно пойти на подобную интенсивность и длительность переживаний, происходящих во время этой церемонии. Она предполагает пляску в течение четырёх дней без перерыва (иногда – при жаре выше 35 градусов), с протыканием тела металлическими штырями и крюками, без еды, питья и любых веществ, способных изменить сознание.
Ольга Чечулинаhas quotedlast year
При выполнении этих техник от вас потребуется только соблюдение следующих трёх условий, и ничего более: внимательно наблюдать, сохранять уравновешенность и открытость и быть чувствительными к любым изменениям.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)