ru
Джордж Оруэлл

Все романы в одном томе (сборник)

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Мы знаем, что власть никогда не захватывают для того, чтобы от нее отказаться. Власть – не средство, она – цель. Диктатуру учреждают не для того, чтобы охранять революцию; революцию совершают для того, чтобы установить диктатуру. Цель репрессий – репрессии. Цель пытки – пытка. Цель власти – власть.
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    – А как вы думаете, зачем мы держим здесь людей?

    – Чтобы заставить их признаться.

    – Нет, не для этого. Подумайте еще.

    – Чтобы их наказать.

    – Нет! – воскликнул О’Брайен. Голос его изменился до неузнаваемости, а лицо вдруг стало и строгим, и возбужденным. – Нет! Не для того, чтобы наказать, и не только для того, чтобы добиться от вас признания. Хотите, я объясню, зачем вас здесь держат? Чтобы вас излечить! Сделать вас нормальным! Вы понимаете, Уинстон, что тот, кто здесь побывал, не уходит из наших рук неизлеченным? Нам неинтересны ваши глупые преступления. Партию не беспокоят явные действия; мысли – вот о чем наша забота. Мы не просто уничтожаем наших врагов, мы их исправляем. Вы понимаете, о чем я говорю?
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Тому, кто правит и намерен править дальше, необходимо умение искажать чувство реальности. Секрет владычества в том, чтобы вера в свою непогрешимость сочеталась с умением учиться на прошлых ошибках.
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Даже пользуясь словом «двоемыслие», необходимо прибегать к двоемыслию. Ибо, пользуясь этим словом, ты признаешь, что мошенничаешь с действительностью; еще один акт двоемыслия – и ты стер это в памяти, и так до бесконечности, причем ложь все время на шаг впереди истины.
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Суть олигархического правления не в наследной передаче от отца к сыну, а в стойкости определенного мировоззрения и образа жизни, диктуемых мертвыми живым. Правящая группа – до тех пор правящая группа, пока она в состоянии назначать наследников. Партия озабочена не тем, чтобы увековечить свою кровь, а тем, чтобы увековечить себя. Кто облечен властью – не важно, лишь бы иерархический строй сохранялся неизменным.
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Давно стало понятно, что единственная надежная основа для олигархии – коллективизм. Богатство и привилегии легче всего защитить, когда ими владеют сообща. Так называемая отмена частной собственности, осуществленная в середине века, на самом деле означала сосредоточение собственности в руках у гораздо более узкой группы – но с той разницей, что теперь собственницей была группа, а не масса индивидуумов.
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Этих людей, по происхождению служащих, и верхний слой рабочего класса сформировал и свел вместе выхолощенный мир монополистической промышленности и централизованной власти. По сравнению с аналогичными группами прошлых веков они были менее алчны, менее склонны к роскоши, зато сильнее жаждали чистой власти, а самое главное, отчетливее сознавали, что они делают, и настойчивее стремились сокрушить оппозицию.
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    От любого, пусть самого незаметного члена партии требуются знание дела, трудолюбие и даже ум в узких пределах, но также необходимо, чтобы он был невопрошающим невежественным фанатиком и в душе его господствовали страх, ненависть, слепое поклонение и оргиастический восторг.
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Одновременно благодаря ощущению войны, а следовательно, опасности передача всей власти маленькой верхушке представляется естественным, необходимым условием выживания.
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Практически нужды населения всегда недооцениваются, и в результате – хроническая нехватка предметов первой необходимости, но она считается полезной. Это обдуманная политика: держать даже привилегированные слои на грани лишений, ибо общая скудость повышает значение мелких привилегий и тем увеличивает различия между одной группой и другой.
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Между воздержанием и политической правоверностью есть прямая и тесная связь. Как еще разогреть до нужного градуса ненависть, страх и кретинскую доверчивость, если не закупорив наглухо какой-то могучий инстинкт, дабы он превратился в топливо? Половое влечение было опасно для партии, и партия поставила его себе на службу.
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Зная, не знать; верить в свою правдивость, излагая обдуманную ложь; придерживаться одновременно двух противоположных мнений, понимая, что одно исключает другое, и быть убежденным в обоих; логикой убивать логику; отвергать мораль, провозглашая ее; полагать, что демократия невозможна и что партия – блюсти
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    «Кто управляет прошлым, – гласит партийный лозунг, – тот управляет будущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым»
    Игорь Харченкоhas quoted3 months ago
    Сегодня есть страх, ненависть и боль, но нет достоинства чувств, нет ни глубокого, ни сложного горя.
    Игорь Харченкоhas quoted4 months ago
    Им кажется, Англия вечна и несокрушима и ничего на свете, кроме Англии. Не понимают, что это лишь пережиток, островок в стороне, куда пока только случайно бомбы не падают. Ну а та новая порода восточноевропейских, гладко и оптимально наштампованных ребят, у которых лозунги вместо мыслей и разговоры пулями? Уже нацелились сюда, скоро накинутся. И никаких правил для благородных поединков они не признают. А приличный народ парализован. Похоже, поделился мир на спящих мертвым сном порядочных людей и живых, до ужаса энергичных горилл; промежуточных особей как-то не наблюдается.
    Игорь Харченкоhas quoted4 months ago
    Такая жизнь – не человеческая жизнь вообще, а наша специфичная жизнь в нашей специфичной стране: не делаем мы то, что нам хотелось бы. И не работа наша вечная тому причиной. Даже трудяга-сезонник или еврей-портной иногда отдыхают. Причина в том, что внутри нас бес, понуждающий без передышки заниматься всяким идиотизмом. Найдется время для всего за исключением действительно важного. Вот вы подумайте о деле, по-настоящему вам нужном, интересном, и подсчитайте, сколько часов за все годы вы на него потратили. Теперь сочтите время, ухлопанное на такие штуки, как бритье, тряска в автобусах, ожидание поезда на платформе, потом ожидание у семафоров, перемалывание сальных сплетен и чтение газет.
    Игорь Харченкоhas quoted4 months ago
    Ну правда, что это, в конце концов, такое – улица вроде Элзмир-роуд? Тюрьма, тюремный коридор с рядами камер. Шеренга сдвоенных полуотдельных казематов, в каждом из которых дрожит, трясется бедолага «от-пяти-до-десяти-фунтов-в-неделю», чьи жилы тянет палач-босс, на чьей шее сидит супруга-ведьма, чью кровь высасывают деточки-пиявки. Все это хрень насчет страданий пролетариев. Я лично не особо их жалею. Скажите, попадался вам когда-нибудь чернорабочий, что ночами не спит – боится увольнения? Страдает работяга физически, зато оттрубил смену – и сво
    Игорь Харченкоhas quoted4 months ago
    Розмари беспомощно смолкла. Не достучаться. Вечно эта его вражда с деньгами, эта странная, чрезмерная щепетильность. Но пытка же смотреть, как некий абстрактный лозунг торжествует над здравым смыслом. И как допустить, чтобы любимый человек сам, столь безумным образом, калечил себе жизнь?

    – Не понимаю тебя, Гордон, нет, не понимаю, – хмурясь, сказала она. – Ты остаешься без работы, скоро есть будет нечего, но пойти на приличную службу, которую даже не надо выпрашивать, не желаешь.

    – Ты права, не желаю.

    – Но где-то же придется работать?

    – Только не на «хорошем месте». Надоело твердить одно и то же. Что-нибудь, в конце концов, найдется. Что-нибудь вроде службы у Маккечни.

    – Но ты, кажется, вообще перестал искать.

    – Я обошел уже всех лондонских книготорговцев.

    – И с утра даже не побрился! – вздохнула она, переключившись чисто женским виражом.

    Он поскреб подбородок:

    – Честно говоря, не озаботился.

    – И еще ждешь, что кто-то наймет тебя? Ох, Гордон!

    – Ладно, какая разница? Нет сил, охоты нет каждый день бриться.

    – Тебе уже лень пальцем шевельнуть! – сказала она горько. – Ты опускаешься, ты просто опускаешься!

    – Возможно. Внизу мне уютнее, чем наверху.
    Игорь Харченкоhas quoted5 months ago
    Надломились бурые струи дыма
    И поникли, как под ударом плети.

    Стылый гул трамвайный, унылый цокот,
    Гордо реющий клок рекламной афиши.
    Эти толпы клерков, их дрожь и шепот.
    Эти стены Ист-Энда, скучные крыши.

    Всякий шепчет себе: «Зима подходит.
    Боже, только не потерять работу!»
    Незаметно в тебя проникает холод,
    С ледяным копьем идет на охоту.

    О сезонных билетах, квартирной плате,
    О страховке думай, угле, прислуге,
    А еще – пылесос, близнецам кровати,
    Счет за дочкину школу, пальто супруге.

    Ты бродил в чудесных рощах Астарты,
    Где сияющий день, беззаботный, длинный.
    Но холодный ветер подул, устал ты,
    И к великому боссу опять с повинной.

    Все мы Бога Денег блудные дети,
    От него ожидаем тепла и крова.
    Согревая нас, он смиряет ветер.
    Подает, а затем отнимает снова.

    Он следит, не смыкает тяжелые вежды,
    Наши тайны видит, надежды, мысли.
    Подбирает слова нам, кроит одежду,
    И наш путь земной он легко расчислит.

    Он остудит наш гнев, мечты стреножит,
    Он швырнет нам жизнь, как монетку бедным.
    Наша дань ему – этот страх до дрожи,
    К унижениям привычка, к радостям бледным.
    Он на цепь посадит храбрость солдата,
    И поэта мысль спеленает туго,
    И возникнет невидимая преграда
    Меж влюбленным и нежной его подругой.
    Игорь Харченкоhas quoted5 months ago
    Не умея выразить, женской своей интуицией знала, что оскорбить деньги – смертный грех.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)