Роберт Шекли

Десятая жертва

    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    — Согласна ли ты, Кэролайн, взять этого мужчину, Марчелло, себе в мужья?

    — Да, — пылко ответила Кэролайн.

    — А ты, Марчелло, согласен взять эту женщину, Кэролайн, себе в жены?

    — Нет, — убежденно отозвался Поллетти.

    Священник опустил Библию. Поллетти увидел, что он заложил нужную страницу дулом автоматического кольта сорок пятого калибра.

    — Согласен ли ты, Марчелло, взять эту женщину, Кэролайн, себе в жены? — повторил святой отец.

    — Да... пожалуй, — ответил Поллетти
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    — Что так развеселило тебя, Марчелло? — прошипела Кэролайн, словно гадюка с острова Борнео.

    — Здесь все так забавно! — ответил Поллетти. — Я говорю, что люблю тебя, что хочу на тебе жениться, а ты собираешься меня убить. Неужели тебе это не кажется смешным?
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    Он сказал, что тоже любит меня... Но если он не собирается на мне жениться, ему лучше умереть.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    — Любовь, — спокойно заметила Кэролайн, — существовала задолго до появления контрактов.

    — Зато контракты, — вмешался Мартин, не скрывая ярости, — обладают гораздо большей юридической силой, чем любовь!
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    Он поцеловал ее, сначала нежно, затем страстно. И тут понял, что действительно любит ее; это удивило его, наполнило бесконечной радостью и глубокой печалью. Он знал, что любовь — это отклонение от нормы, одна из форм временного безумия, непродолжительное состояние самовнушения.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    Семейная жизнь убивает любовь. Я никогда не женюсь на тебе, Кэролайн. Не только на тебе, а вообще. По-моему, весь институт брака является фарсом, пародией на человеческие отношения, злой шуткой с зеркалами, абсурдной ловушкой, в которую люди сами загоняют себя...
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    — Марчелло, мне кажется, что я люблю тебя. — Голос Кэролайн был едва слышен в шуме прибоя.

    — Не говори глупостей, — буркнул Поллетти, стараясь казаться равнодушным и скрывая за грубостью волнение.

    — Я люблю тебя, — повторила она.

    — Не валяй дурака, — сказал Поллетти. — Эта сцена на берегу очень романтична, но давай не будем заходить слишком далеко.

    — Значит, ты тоже любишь меня?

    — Это не имеет значения, — ответил Поллетти. — В данную минуту я могу сказать что угодно и даже поверить этому — но только на минуту. Кэролайн, любовь — это чудесная игра, которая начинается с веселья и счастья и заканчивается женитьбой.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    — Мне нечего рассказывать, — ответил Поллетти.

    И вдруг он заговорил о своем детстве и первом опыте в сексе и убийстве; о своей конфирмации; страстной любви к Лидии, поначалу безмятежной и счастливой, но превращенной женитьбой в невыносимую скуку; о том, как он встретил Ольгу и стал жить с ней, как узнал, что ее странное поведение вызвано врожденной неустойчивостью характера, а не страстной независимостью, но было уже слишком поздно.

    Кэролайн сразу поняла, что жизненный опыт принес Поллетти горечь и разочарование. Те радости, которые в юности казались ему редкими и недостижимыми, став доступными, превратились в бесконечную вереницу безотрадных и отчаянно скучных повторений. И тогда, увидев изнанку радужных надежд, он забрался в скорлупу мрачных переживаний.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    невозможно приготовиться к собственной смерти. Смерть опытна и коварна, она застает людей неожиданно и лишает самообладания.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    За кого ты меня принимаешь, Мартин? За патологического убийцу? Мне хочется знать человека, которого я убиваю. Это цивилизованный способ
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    — К сожалению, не получил, — ответил Поллетти серьезным, честным и мужественным тоном, к которому прибегал, когда требовалось очень правдоподобно солгать.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    Сильвестре сел и поднес к губам раненую руку. Он чувствовал себя несчастным. Этому Поллетти, с его дурацкими выходками, наверняка предстоит скорая встреча с кладбищем. Но, напомнил себе профессор, такая же судьба ожидает всех людей, тогда как его, профессора Сильвестре, отвезут, скорее всего, на свалку металлолома.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    Раз уж ты не можешь хорошо убивать, сумей, по крайней мере, красиво умереть.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    У профессора Сильвестре их было больше, чем у других. Его правая рука была сделана из нержавеющей стали; кроме того, профессор имел дюралюминиевый подбородок, пластмассовую левую щеку, а также серебряную пластинку в черепе и коленную чашечку из золота пятьдесят восьмой пробы. Ходили слухи, что и некоторые другие, не столь заметные части его тела были сделаны из заменителей.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    Стоит женщине совершить несколько убийств, и она начинает думать, что ей позволено все.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    Бесполезно демонстрировать свои чувства перед чиновником.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    После введения охот прекратились все крупные войны; их заменили миллионы маленьких войн, количество соперников в которых было сведено к минимуму — двум.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    — Все в порядке, сэр. Разрешите мне первым поздравить вас с убийством, одновременно волнующим и эстетически безукоризненным.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    Китаец обескураженно вглядывался в неподвижные фигуры, и рассудок, привычный к красоте лаковых лесов, к застывшему покою бутафорских рек и стилизованных аистов, не мог постичь смысла открывшейся взору картины.
    Георгий Коставаhas quoted2 years ago
    Все фигуры изображали женщин, очень привлекательных (на западный вкус) и почти раздетых (на любой вкус).
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)