Александр Цингер

Занимательная ботаника

    Алексейhas quoted4 years ago
    суть дела не в названии, а в выяснении степеней родства данного растения с другими
    Nina Bortnykhas quoted4 years ago
    микроорганизмы, порождающие чуму, холеру, туберкулез, дифтерит, разные тифы и т. д., относятся определенно к миру растений, к классу Бактерий, из низших растений
    alessandrohas quoted4 years ago
    Второе место занимают калифорнийские мамонтовы деревья, которые ботаники называют секвойями.
    alessandrohas quoted4 years ago
    Самые высокие из существующих деревьев – австралийские эвкалипты.
    svetlandianhas quoted6 years ago
    Я еще со времени своей гимназической учебы помню, что латинское выражение – «я это тебе говорю под розой» означало – «я это тебе говорю по секрету, между нами». Римский хозяин, собирая друзей на интимный обед, вешал над столом ветви белых роз. Это означало: «мы здесь будем беседовать без стеснений, но для посторонних наши речи – секрет; сору из избы прошу не выносить». В Помпее в нескольких домах сохранились нарисованные на потолках ветви роз.
    Elena Loutskaiahas quoted6 years ago
    Что касается меня, то я в те времена относился к делу совершенно по-мальчишески. Мне все хотелось найти что-нибудь необыкновенное, никем не виданное. Я наивно полагал, что в этом – главная суть дела. Среди проявления растительной жизни меня привлекали такие курьезы, как движущиеся тычинки барбариса, взрывающиеся плодики «Не тронь меня»[4], пыльники орхидей, в виде грибочка прилипающие к хоботку насекомого, и т. п.; но подробнее вникнуть в такие явления меня не тянуло, а главное – я оставался равнодушным к тысячам менее эффектных, но иногда гораздо более интересных деталей, которые более вдумчивому наблюдателю открываются повсюду.

    Еще мальчишкой я мог назвать более сотни различных растений их научными, латинскими именами; но сколько-нибудь толкового представления о системе растений у меня совсем не было. Помню, мне было уже лет 15, когда отец поручил мне разложить один гербарий, хоть приблизительно, по семействам. Что у меня получилось!.. Нечего уже говорить, что чистотел (Chelidonium majus) попал у меня в Крестоцветные, а дымянка (Fumaria officinalis) очутилась близ Губоцветных; я не усомнился белую водяную лилию (Nymphaea alba) занести в семейство Лилейных. Лишь позднее я стал понимать, что узнать латинское название еще не значит определить растение, что суть дела не в названии, а в выяснении степеней родства данного растения с другими.

    Из меня так и не вышло ботаника, но привитый с детства интерес сохранился и поддерживался частыми соприкосновениями с многочисленными деятелями ботанической науки.
    Анна Древинскаяhas quoted10 months ago
    Одной из таких диких роз является всем нам знакомый шиповник. Его ботаники называют по-латыни – роза канина, т. е… роза собачья. Почему – «собачья»?
    Анна Древинскаяhas quoted10 months ago
    Я еще со времени своей гимназической учебы помню, что латинское выражение – «я это тебе говорю под розой» означало – «я это тебе говорю по секрету, между нами». Римский хозяин, собирая друзей на интимный обед, вешал над столом ветви белых роз. Это означало: «мы здесь будем беседовать без стеснений, но для посторонних наши речи – секрет; сору из избы прошу не выносить».
    Анна Древинскаяhas quoted10 months ago
    Древние греки во время празднеств украшали гирляндами из роз свои дома, храмы, статуи богов и пиршественные столы, за которыми в венках из роз возлежали пирующие.
    Читательhas quotedlast year
    А возьмите-ка технические растения! Различные ивы и толокнянки, некоторые герани и гравилат, водяная гречиха и «раковые шейки», щавель и «Иван-чай», дуб и ель, ольха и береза – являются прекрасными дубильными растениями. Орешник и липа, ярутка и икотник, сибирский кизил и «лопушники» (их зовут иногда «собашники») содержат в своих семенах много ценных жирных масел, вполне пригодных для л а к о – к р а с о ч н о й и мыловаренной промышленности.
    Читательhas quotedlast year
    Почему же нет? Теоретически говоря, подземные цветы могли бы давать все те растения, которые для плодоношения не нуждаются в опылении ни ветром, ни насекомыми, – растения, удовлетворяющиеся самоопылением. Ботаники называют такие цветы клейстогамными, т. е. замкнутобрачными. На деле из очень значительного количества таких клейстогамных растений[103] лишь немногие (около дюжины) способны, наряду с обыкновенными цветами, давать еще цветы на подземных побегах. Между прочим, подземные цветы бывают на особых разновидностях двух очень у нас обыкновенных горошков: горошка кормового, или посевного (Vicia sativa) и горошка узколистного (Vicia angustifolia). Эти разновидности встречаются только на юге (в Крыму) и в Западной Европе. Но не встречаются ли как исключение подземные цветы и у наших горошков? Едва ли ботаники считают это настолько невероятным, чтобы не стоило и поискать.
    Во всех до последнего времени известных случаях подземного цветения плоды, если они получаются, остаются под землей. В 1924 году наш советский ботаник Н. А. Троицкий в Тбилиси открыл подземные цветы, из которых образуются плоды, в ы л е з а ю щ и е на поверхность земли. Это парадоксальное явление можно наблюдать у некоторых экземпляров луковичных растений – стернбергиа (Sternbergia colchiciflora), встречающегося на Кавказе. Это растение, по внешности имеющее сходство с крокусом или безвременником (Colchicum)[104], цветет обыкновенно в сентябре желтыми цветами, вылезающими как бы прямо из земли. К поздней осени образуется плод. Весной появляется несколько зеленых листьев, а плод созревает и рассеивает свои семена. Листья вскоре пропадают, так что летом до нового цветения от растения над землей не видно ничего.
    Читательhas quotedlast year
    ачале беседы о разных кедрах и соснах мы упоминали так называемые китайские орехи. Вам, читатель, вероятно, самые орехи знакомы; но случалось ли вам видеть их на живом растении[101]?
    Оригинальную особенность этого растения из семейства Бобовых представляет то, что в период созревания плодов цветоножки удлиняются и бобы закапываются в землю. Итак, цветы развиваются среди воздушной стихии, а плоды сами сажаются в землю. Очень остроумно и целесообразно!
    Читательhas quotedlast year
    На деле, как это выяснил выдающийся советский снециалист по хирургии растений Н. П. Кренке[100], тут происходит иное, весьма любопытное явление. Здесь имеется налицо один из случаев, когда растение само себя ранит. Листья, находясь еще в зачаточной стадии внутри почки, увечат друг друга. Листья сирени в почке расположены так, что половинка одного листа входит в промежуток между двумя половинками другого, супротивного листа. Молоденьким листочкам внутри почки так тесно, что дело иногда доходит до обиды. Вырастая, листочки нажимают друг на друга краями и наносят взаимные увечья.

    Рис. 126. Листья персидской сирени: а – простая форма, б – разновидность с перисторассеченными листьями, в – разновидность с перистыми листьями.

    Следы этих увечий мы и находим на выросших листьях в виде изъянов.
    Если осенью, зимой или самой ранней весной сиреневую почку сильно помять, то увеличится вероятность, что из этой почки листья выйдут с изъянами. Я пробовал делать такой опыт, но недостаточно аккуратно, так что результаты получались не столь убедительные и эффектные, как мне того бы хотелось.
    Может быть, вам, читатель, это удастся лучше?
    Читательhas quotedlast year
    Как происходит прыжок ореха? Гусеница, держась за стенку ореха самой задней парой брюшных ножек, быстро изгибает свое тело вверх. Так как гусеница довольно массивна, то при этом движении получается заметное смещение вверх общего центра тяжести ореха и гусеницы.
    Явление получается подобное такому. Представьте себе, что вы стоите на дне очень легкой, просторной, закрытой коробки и что ваши ноги как-нибудь прикреплены ко дну. Если вы при этом будете подпрыгивать, вместе с вами будет подпрыгивать и вся коробка. Орехи подпрыгивают месяца два, потом гусеницы закоконируются, прыжки прекратятся, а еще месяца через три-четыре из орехов вылезут бабочки.
    Позднее мне удалось достать несколько «прыгающих» орехов, и все приблизительно так и случилось. Первое время орехи скакали превосходно и тем лучше, чем теплее было в комнате. Когда они угомонились, я положил их в коробочку и забыл о них примерно на полгода. Вспомнив, я открыл коробочку и увидел такую картину. Два ореха остались без изменения (гусеницы или коконы в них, очевидно, погибли), у третьего же ореха было видно аккуратное кругленькое отверстие. Рядом лежала мертвая бабочка вроде крупной моли серого цвета. Едва ли эта нежная бабочка сама могла проделать отверстие в стенке ореха. Здесь, надо полагать, еще гусеница предусмотрительно проделала главную работу, а бабочке оставалось только сделать последний нажим, чтобы открыть выход во внешний мир.
    Читательhas quotedlast year
    ам я, – говорю, – таких орешков никогда не видел, но читать про них приходилось. Прыгают они потому, что внутри сидит личинка. С какого растения такие орешки и какая в них живет личинка, сказать не сумею.
    – А где бы можно было об этом узнать поподробнее?
    – Поезжайте лучше всего в Ботанический институт.
    Дня через три Н. говорил мне по телефону:
    "Ну, был я в Ботаническом институте у М. Встретил он меня как нельзя любезней, тем более что он, оказывается, знал эти орехи только по литературе, но никогда живьем их не видал. Проделывая опыты, мы сделали любопытное наблюдение. Лежа на столе, орех прыгает очень слабо; а если положить на ладонь – отлично подскакивает, примерно на сантиметр, и делает иногда «сальто-мортале». Тут, вероятно, действует теплота руки. Объяснил явление М., как и вы говорили, тем, что в орехе сидит личинка.
    – Как же, – спросил я М., – могла она туда забраться? В орехе ни малейшей дырочки даже в лупу не заметно.
    – А это ничего не значит. Насекомое положило крошечное яичко в завязь цветка. Когда из завязи вырос плод, из яичка выросла личинка, которая росла, питаясь внутренностью ореха.
    Читательhas quotedlast year
    Можно ли заставить растение хоть недолгое время расти вверх корнями? Оказывается, можно! Это курьезное явление можно воспроизвести, вероятно, с очень многими растениями; но лучше всего это делается со всходом крупносеменной тыквы. Посадите семя в землю и наблюдайте всходы. Наступает момент, когда из земли показывается изогнутый стебелек, один конец которого уходит в землю и укрепляется там корешками, а другой – остается соединенным с семенодолями, еще заключенными в оболочке семени. Давление соков в стебельке стремится этот стебелек выпрямить и поставить вертикально. Так как конец, соединенный с корешками, держится в земле прочней, чем семенодоли, то при выпрямлении стебля семенодоли вытаскиваются из оболочки и оказываются наверху стебля. Так выпрямляется стебелек обычно. Но попробуйте вокруг семени землю слегка уплотнить, а около корешков, наоборот, сильно разрыхлить. Главный корень при этом лучше подрезать. Тогда силы, выпрямляющие стебелек, вытащат из земли корешки, и растение окажется стоящим вверх корнями[98]. Корешки будут расти вниз, к земле, а стебель будет расти вверх. Рост стебля быстрее роста корешков, а потому они никак не достанут до земли. Однако растение некоторое время может жить за счет запасов питательных веществ в семенодолях. Когда эти скудные запасы иссякнут, растение погибнет. Впрочем, некоторое питание, вероятно, дает хлорофилл стебелька. При этих опытах у меня однажды получилась растущая вверх корнями тыквочка с развитыми зелеными семенодолями, у которых лишь самые кончики были зажаты в земле. Эта тыквочка жила долго – недели три – и смогла даже дать пару листьев.

    Семенодоли - первые листья растений

    Читательhas quotedlast year
    Полный поворот розетки совершается иногда в неделю, а иногда только недели в три, – много медленнее жука.
    Читательhas quotedlast year
    Если вы приглядывались к растительности песчаных склонов и сосновых боров, вы, наверное, замечали оригинальные зеленые «розетки», встречающиеся иногда целыми стаями. Это Sempervivum soboliferum, т. е. живучка побегоносная, которую в народе называют почему-то «молодилом». Цветущие живучки, по крайней мере в наших местах, – большая редкость, мне лично ни разу в жизни не встретившаяся. Но живучке цветы и не нужны: она отлично распространяется побегами, на которых вырастают молодые розеточки. Часто эти «детки» вырастают рядом со своей «матерью», но иногда побег проходит между листьями так, что «детка» оказывается сидящей на материнской розетке. Достаточно выросши, она сваливается на землю. Иногда это получается от какого-нибудь случайного толчка: либо капля дождя, либо удар ноги прохожего, либо упавшая с сосны шишка и т. п. заставляет молодую розетку оторваться от матери. Упав на землю, розетка, разумеется, далеко не всегда оказывается в надлежащем положении – донцем к земле; она может лечь и на бок, а то и совсем донцем вверх. Тут-то она и начинает действовать, подобно жуку, хотя и несравненно медлительней. Если розеточка легла боком, ее нижние листья оказываются затененными и вследствие этого начинают усиленно расти. Эти листья, действуя подобно надкрыльям жука, поворачивают розеточку в нормальное положение.
    Читательhas quotedlast year
    Правда, от такого превращения мандаринового дерева в двухэтажное лимонно-мандариновое урожай мандаринов несколько снижается, но зато это с лихвой покрывается урожаем лимонов. Выяснилось, кстати, еще одно замечательное свойство плодов лимонов с «двухэтажных» деревьев. Выросшие на них лимоны по виду и вкусу такие же, как обычно, но зато по величине и по весу они превосходят плоды обычных лимонных деревьев в полтора, в два, а то и в два с половиной раза. Урожай лимонов, да еще более крупных – ведь это почти «бесплатное приложение» к урожаю мандаринов.
    Такое вегетативное сближение растений различных видов, родов, а иногда и совсем разных семейств – дело, конечно, не новое. Цветоводы давно ухитрялись прививать на один штамб шиповника по несколько сортов роз, так что такие штамбы во время цветения делались похожими на большие букеты из роз различной окраски.
    Читательhas quotedlast year
    А вот лимоны и апельсины в нашем климате уживаются плохо. Это слишком большие неженки теплого Средиземноморья. Вот почему около 95 % всех цитрусовых насаждений у нас приходится на мандарины, на лимоны же всего 4 %, а на апельсины – едва только 1,5 %.
    Тогда Н. В. Рындин задумался над тем, нельзя ли все-таки заставить расти и лимоны в открытом грунте без всякой покрышки на зиму; нельзя ли заставить нежное растение лимона переносить суровые зимние холода? Ведь лимон уже при морозе 4° замерзает, а на побережье Кавказа, не говоря уже о Крыме и Молдавии, зимой морозы нередко и более суровы. Как же тут быть? А не проделать ли с лимонами, подумал Нил Васильевич, то, что в свое время проделывал И. В. Мичурин с яблонями и рябинами, с вишней и черемухой. Не соединить ли вегетативно – нежные лимонные ветви с более выносливыми мандаринами? Обдумав это новое начинание, Н. В. Рындин приступил к опытам.

    Рис. 119. «Двухэтажное» мандаринно-лимонное дерево.

    – Вместо закладки в открытом грунте лимонных насаждений, – говорит Нил Васильевич, – я решил использовать плодоносящие более морозовыносливые, чем лимон, цитрусовые, и в первую очередь взрослые деревца мандарина. В вершину кроны выносливого низкорослого мандарина я привил почку лимона, из которой начал развиваться побег. Такому побегу не надо собственных корней, так как на него будут работать мощные корни и густая листва мандаринового дерева.
    – Побег лимона, – продолжает Нил Васильевич, – растет необыкновенно быстро. Через полтора года этот побег превращается уже в цветущее деревце 1–2 метра высотой, а через 2 года после прививки мы с него снимали первый урожай лимонов. Это лимонное деревце так и живет на мандарине; получаются действительно «двухэтажные» деревья, с которых ежегодно можно снимать с «верхнего этажа» – лимоны, а с «нижнего» – мандарины.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)