Стюарт Джеффрис

Гранд-отель «Бездна». Биография Франкфуртской школы

    Pavel Arievichhas quoted2 years ago
    Нет смысла в работе, если

    она, подобно игре,
    не захватит тебя.
    Если — нет, если она без
    радости, то
    не делай ее.

    Когда человек выходит на работу,
    он подобен дереву весной,
    он живет, а не просто работает (201).
    Tinahas quoted4 years ago
    Это разгромное замечание предполагает, что новые левые и революционные студенты неуклюже заимствовали революционную тактику, работавшую в 1789, 1830 и 1845 годах, однако в 1969 году она была совершенно неуместна в какой бы то ни было эффективной борьбе, имевшей своей целью разрушение развитого западного капитализма. Как высказался в ином контексте Маркс, история повторялась в виде фарса. Если бы новые левые обзавелись ядерным оружием, анализ Адорно мог бы быть иным.
    Игорь Кириенковhas quoted2 years ago
    «Не тронь Адорно никогда — капитализм будет всегда!»
    Irina Tokmanhas quoted2 years ago
    Философ Дьердь Лукач однажды язвительно заметил в адрес Адорно и его приятелей, что те поселились в гранд-отеле «Бездна». Этот прекрасный отель, писал он, «оборудованный всеми удобствами, находится на краю бездны, ничто, абсурда». В числе прежних его постояльцев был и живший некогда во Франкфурте философ-пессимист Артур Шопенгауэр, чьи труды, как полагал Лукач, были наполнены размышлениями о страданиях мира на безопасном от них расстоянии. «Ежедневное созерцание бездны в перерывах между превосходными блюдами и артистическими развлечениями, — саркастически писал Лукач, — может лишь обострить ощущения от наслаждения изысканной негой отеля» (3).
    pokrovskyhas quoted2 years ago
    Франкфуртская школа, чьей ведущей интеллектуальной силой был Адорно, испытывала благоговение перед теорией как единственным пространством, в котором господствующий порядок мог быть если не опрокинут, то хотя бы осужден. Теория сохраняла — в отличие от всего остального, запятнанного контактом с реальностью, — свой блеск и свой неукротимый дух. «Теория говорит от имени свободных духом, — писал Адорно. — Несмотря на всю свою ограниченность, она — блюститель свободы в царстве принуждения» (11).
    pokrovskyhas quoted2 years ago
    Адорно именно мышление, а не сидячие забастовки и баррикады, было подлинно радикальным актом. «Сопротивляется только тот, кто думает; куда более удобно плыть по течению, заявляя при этом, что плывешь против» (8).
    Ikky Kremerhas quoted2 years ago
    Казалось, что массовая культура обещает освобождение, но притворная спонтанность джаза или демонстративно сексуальное поведение кинозвезд скрывают, согласно Хоркхаймеру и Адорно, свою противоположность. Позднее Маркузе предложит
    Natasha Kuzminahas quoted2 years ago
    Отец же зашел ко мне тогда, чтобы не сидеть в одиночестве. Однако не со мной ему хотелось побыть, а просто — в моей комнате. Им с комнатой никто другой не был нужен» (39).
    Ikky Kremerhas quoted2 years ago
    Обратимся к смеху. Идеологическая функция смеха, настаивали Хоркхаймер и Адорно, равнозначна функции любого развлечения — это производство согласия. «Веселье закаляет. Оно — контрастный душ, прописываемый индустрией развлечения. В ее руках смех — это средство создания иллюзии счастья. Истинное счастье не знает насмешки: только в оперетте, а вслед за ней и в кино любой намек на сексуальность сопровождается хохотом… В неправильном обществе смех — это болезнь, которой страдает счастье, болезнь, втягивающая его в болото ничего не стоящей социальной целостности» (376).
    Doge Dogovhas quoted3 years ago
    Если Манн и украл мысли Адорно о позднем стиле Бетховена, то он не забыл аккуратно вставить в главу зашифрованную благодарность за этот материал, пусть и в виде довольно неуклюжего комплимента: в восьмой главе Кречмар иллюстрирует свою лекцию о сонате, напевая слово «Wiesengrund» (что переводится как «дольний луг»). Это была, разумеется, фамилия отца Адорно, от которой он, однако, в Соединенных Штатах почти отказался (410).
    anton barysenkahas quoted4 years ago
    В силу своего темперамента их сын не был способен заниматься карьерой, связанной с зарабатыванием денег: для этого он был слишком проницательным читателем Кафки. Тот, как известно, уступил желанию отца, устроившись на работу в страховую компанию. Ее смысл он описал так: «вырой себе могилу собственными руками»
    Tinahas quoted4 years ago
    «Если бы Фрейд жил и вел исследования в другой стране, в пределах другого языка, а не в немецко-еврейской среде, поставлявшей ему пациентов, — писала философ Ханна Арендт, — мы, вероятнее всего, никогда бы даже не услышали об эдиповом комплексе» (54
    Роман Петуховhas quoted4 years ago
    Люди превратились в востребованные, легко и с готовностью обмениваемые товары массового потребления, и единственное оставшееся у них право выбора — это возможность осознать глубину собственной манипулируемости
    Ekaterina Kvetnayahas quotedlast month
    Гранд-отель «Бездна» — это отчасти групповая биография, в которой предпринята попытка описать интеллектуальное взаимовлияние ведущих фигур Школы, их споры и размолвки, их схожий опыт воспитания в семьях богатых еврейских предпринимателей, послуживший отречению от мамоны и приведший их в объятия марксизма.
    VECTRAhas quotedlast month
    Ведущие представители школы — Теодор Адорно, Макс Хоркхаймер, Герберт Маркузе, Эрих Фромм, Фридрих Поллок, Франц Нойманн и Юрген Хабермас
    Руслан Назаровhas quotedlast month
    ни все были умными людьми, тонко чувствовавшими иронию своей исторической ситуации, которая состояла в том, что именно деловая хватка их отцов дала им возможность выбрать жизнь, посвященную критической рефлексии и письму, даже если это письмо и эта рефлексия были одержимы эдиповой фиксацией на идее сокрушения политической системы, сделавшей такую их жизнь возможной
    Руслан Назаровhas quotedlast month
    Такова была одна из причин, по которой работы Беньямина оказались столь глубоко созвучны ощущениям большинства ведущих теоретиков Франкфуртской школы: их объединяли общее происхождение из привилегированных семей светских евреев и бунт против коммерческого духа своих отцов.
    Александраhas quoted3 months ago
    Лишь один франкфуртец не стремился остудить амбиции радикалов 1960-х. Герберт Маркузе, работавший тогда в Калифорнийском университете в Сан-Диего, занимался политическим активизмом даже в ту пору, когда последний служил предметом насмешек его коллег по Школе. Х
    Александраhas quoted3 months ago
    Наиболее яростно протестующие, — писал Адорно, — авторитарны в своем неприятии интроспекции» [6].
    Александраhas quoted3 months ago
    самого момента своего основания в 1923 году марксистский исследовательский институт, ставший известным под именем Франкфуртской школы, скептически взирал на политическую борьбу и чурался партийной политики. Ведущие представители школы — Теодор Адорно, Макс Хоркхаймер, Герберт Маркузе, Эрих Фромм, Фридрих Поллок, Франц Нойманн и Юрген Хабермас — виртуозно критиковали порочность фашизма и социально опустошительное, духовно разрушающее воздействие капитализма на западные общества, но совершенно не преуспели в изменении критикуемого.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)