Ридиан Брук

Последствия

    Елена Кошелеваhas quoted4 years ago
    Люди берут на себя роли, не соответствующие их способностям, закапывая в землю истинные свои таланты.
    Marina Annihas quoted3 years ago
    В суровые времена жалость к себе — продукт самого строгого рациона, предаваться ей на публике недопустимо.
    Елена Кошелеваhas quoted4 years ago
    ей самой придется установить границы, четко и ясно.
    Марияhas quoted7 years ago
    Когда тебя начинают убеждать в чем-то, что воспринимаешь как само собой разумеющееся, как земное притяжение или воздух, всегда появляются сомнения.
    b5021293835has quoted5 months ago
    “Немцы прожили двенадцать лет в невежестве и темноте. Люди превратились в зверье”.
    b5021293835has quoted5 months ago
    Рэйчел сразу же узнала Клаудию
    b5021293835has quoted5 months ago
    Остановить механизм, соединяющий совесть с приливом крови к щекам, Рэйчел была не в силах.
    b5021293835has quoted5 months ago
    Люберту нравился Льюис. Он уважал его за великодушие. Восхищался отсутствием высокомерия. Но как же трудно слышать это все и не думать, что человек безнадежно слеп. Либо абсолютно простодушен, либо его мысли целиком заняты другим. Как бы то ни было, с приоритетами у него определенно не все в порядке.
    b5021293835has quoted5 months ago
    Оглядитесь, фрау Морган. Посмотрите на мебель. На книги. На… на ноты. Мендельсон и Шопен, оба композитора запрещены партией. Посмотрите книги в библиотеке. Вы найдете Гессе, Маркса, Фалладу — их произведения подлежали сожжению. Посмотрите на картины и гравюры — я бы рассказал вам о них, если бы вам было интересно, — все запрещено тринадцать лет назад. Дегенеративное искусство. Даже вот эта гравюра Нольде. — Люберт кивнул в сторону лестничной площадки. — Это все неарийское. Еврейско-большевистское. Эти художники не имели возможности работать, они ничего не могли продать, потому что пришлись не по вкусу фюреру.

    Он прошелся по холлу.

    — Знаю, кого-то нужно винить. Должно быть, так легче. Уверен, вам так удобнее — когда у вины есть лицо. Но неужели вы думаете, что я отдал бы лучшее место тому, из-за чьей глупости все эти вещи запрещались и сжигались? Он был вандалом. Его кредо заключалось в одном — уничтожать. Уничтожать не только искусство, но и людей, семьи, города, страны и даже самого Бога! Все его наследство — смерть и руины.
    b5021293835has quoted5 months ago
    У обоих обнаружены татуировки в виде числа 88, — продолжал он. — Выжжены на предплечье.

    — Восемьдесят восемь?

    — Да. Это код. Какая буква восьмая в алфавите?

    Шоу посчитал.

    — H. HH?

    Бернэм кивнул, но промолчал, чтобы Шоу догадался сам.

    — Heil Hitler?
    b5021293835has quoted5 months ago
    Миновав то, что в обычной жизни было бы парадным входом, они прошли к неприметной боковой двери. Посторонний никогда бы не подумал, что входить в магазин надо через эту дверку. Закрашенная витрина не позволяла ничего рассмотреть внутри.

    — Считается, что немцам лучше не видеть, что там есть, чтобы не знать, чего они лишены, и не завидовать, — объяснила миссис Бернэм. — А по-моему, от этого только хуже.

    Рэйчел согласилась. Прятать — только дразнить прохожих. Уж лучше открыто признать, что товары, лежащие за стеклом, недоступны большинству горожан и что, как бы ни утверждала обратное Контрольная комиссия, в зоне существует двойная экономика: одна — для проигравших, другая — для победителей.
    b5021293835has quoted5 months ago
    Никогда раньше Рэйчел о сексе не говорила, даже с доктором Мейфилдом, одержимым модными идеями о неврозах, маниях и либидо и подталкивавшим ее к откровенности. Она всегда считала, что секс, как и религия, не подлежит обсуждению ни с кем, даже с тем, с кем ты им занимаешься.
    b5021293835has quoted5 months ago
    — А это долго — наводить порядок?

    — Оптимисты отводят десять лет. Пессимисты — пятьдесят.

    — Ты, конечно, считаешь, что хватит пяти.
    b5021293835has quoted5 months ago
    не плакал, даже когда погиб брат, а тут вдруг готов разреветься из-за какой-то скотины, к тому же немецкой, — вот только не ясно, есть ли национальность у животных.
    b5021293835has quoted5 months ago
    У Кристкирхе бомба пробила дыру в крыше, и на месте алтаря зияла яма размером с автомобиль. В ней мальчишки разводили огонь, беззастенчиво используя в качестве топлива сначала деревянные скамьи, а потом книги, в том числе священные тексты. Книги хорошо горели, быстро и ярко вспыхивали, но давали мало тепла. Несколько часов назад Дитмар притащил в тачке Полное собрание сочинений Вальтера Скотта, найденное в библиотеке университета. Миллиона слов едва хватило, чтобы обогреть пятерых детей в течение всего одной ночи! Больше жечь было нечего. Последние страницы обращались в черные чешуйки и поднимались вверх к куполу.
    b5021293835has quoted5 months ago
    Там уже начали реквизировать дома.
    b5021293835has quoted5 months ago
    Слова преподобного Принга — “познание горя укрепляет нас” — лишь подкрепляли непривычное ощущение божественного отсутствия. Когда священник попытался утешить ее словами о том, что Господь тоже потерял сына, она с неожиданной резкостью ответила: “И через три дня вернул его себе”. Обескураженный священник не сразу нашелся с ответом, а потом как можно проникновенней сказал, что вера в то воскрешение есть надежда. Рэйчел покачала головой.
    b5021293835has quoted5 months ago
    — “Встречая немцев, вы можете подумать, что они такие же, как мы. Они и выглядят как мы, хотя есть и более крупные, плотные, светловолосые мужчины и женщины, особенно на севере. Но это только внешнее сходство, в действительности они другие”. — Эдмунд с видимым облегчением кивнул, но следующий абзац снова озадачил его. — “Немцы очень любят музыку. Бетховен, Вагнер, Бах — все они были немцами”. — Он остановился в явном смущении: — Это правда? Бах был немцем?

    Бах был немцем, но Рэйчел поймала себя на том, что не хочет этого признавать. Все прекрасное, конечно же, должно быть на стороне ангелов.

    — Германия была тогда другой, — сказала она. — Продолжай. Это интересно…
    b5021293835has quoted5 months ago
    “В чужой стране вы встретите чужих людей. Держитесь подальше от немцев. Не гуляйте с ними, не здоровайтесь за руку, не заходите в их дома. Не играйте с ними и не участвуйте ни в каких совместных мероприятиях. Не старайтесь быть добрыми — это воспримут как слабость. Пусть немцы знают свое место. Не выказывайте ненависти — это им только льстит. Держитесь бесстрастно, корректно, с достоинством. Будьте сдержанны и немногословны. Не вступайте в нефро… нефо… неформальные отношения…” Неформальные? — повторил Эдмунд. — Мам, а что это значит?

    Рэйчел только дошла до той части, где рекомендовалось держаться “бесстрастно, корректно, с достоинством”, и пыталась представить, как демонстрирует эти качества в отношении неведомых немцев. Эдмунд читал “Вы едете в Германию”, официальный информационный буклет, вручаемый каждой направляющейся в Германию британской семье вместе с кучей журналов и пакетами со сладостями.
    b5021293835has quoted5 months ago
    Он видел человека высокой культуры, из привилегированного класса, смирившего себя и цепляющегося за последнюю свою твердыню — вежливость.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)