Юлия Яковлева

Глиняные пчелы

В мирном Ленинграде заново учатся жить внезапно совсем взрослые Шурка и Бобка. Снова вместе и каждый сам: Шурку ждет во дворе красивая девочка в красном берете, а Бобка, деловой и серьезный, уходит в себя. Сара ищет собственный способ говорить с миром: учится играть на скрипке. Инструмент покупают всей коммунальной квартирой — никак иначе, у ребенка талант! А впереди лето: белёсое американское молоко, дача в Комарово, дядя Яша, Галя, генерал-Максимка... Вот только Тани не хватает — жива ли?

«Глиняные пчелы» — пятая книга цикла «Ленинградские сказки». Первая, «Дети ворона», была названа главным событием 2016 года в подростковой литературе, вошла в шорт-лист литературной премии «Ясная Поляна», попала в международный список «Белые вороны» среди лучших 200 книг из 60 стран, а также получила премию In Other Words крупнейшего британского фонда поддержки детской литературы BookTrust. Вторая книга цикла, «Краденый город», попала в лонг-лист премии им. В. Крапивина в 2017 году, а третья книга, «Жуки не плачут», в лонг-лист премии «НОС».

Дмитрий Быков, писатель: "Многочисленные и зачастую талантливые попытки написать реалистический роман о кошмарах ХХ века доказали, что эта задача обречена: Вторая мировая, террор и его последствия находятся за гранью реальности. Мистическая сага Юлии Яковлевой — одна из первых успешных попыток написать страшную сказку о страшном столетии. Для тех, кто который год напряженно следит за развитием сюжета «Детей ворона», эта пятая часть будет полна неожиданностей, печалей, а возможно, и разочарований. Но тут всё, как в истории: автор иначе не мог. И эта книга кажется мне его самым отважным подвигом".
154 printed pages

Impressions

    Vera Kozhevnikovashared an impressionlast month

    Читается на одном дыхании, но местами автор перегибает с фантастическими вставками. Теряется смысл повествования. И концовка оборвана. Хотелось бы увидеть реальную жизнь героев в конце.

    Ekaterina Repeshkoshared an impression2 months ago
    👍Worth reading

Quotes

    мамАняhas quoted2 months ago
    Как трудно научиться думать «каждый человек» вместо «все люди», «я» — вместо «они». Как трудно — слышать собственную совесть.
    Lucy Durasovahas quoted2 months ago
    — Я должна была знать, — спорила с собой, злилась на себя Таня.
    — Почему?
    — Нет никаких «все»!
    Хотя бы потому, что всегда найдётся кто-то не как все.
    — Каждый — какой-нибудь «ты», — понял её мысль Шурка. — «Я».
    Свою жизнь можешь прожить только ты сам. И так — каждый.
    Vera Kozhevnikovahas quotedlast month
    Как трудно научиться думать «каждый человек» вместо «все люди», «я» — вместо «они». Как трудно — слышать собственную совесть.

On the bookshelves

    Издательство «Самокат»
    Самокат
    • 183
    • 755
    Ekaterina Repeshko
    2021
    • 29
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)