Ольга Соломатина

Как писать о любви?

    b5590752790has quoted16 days ago
    Плох тот герой, который ничем не мучится
    Маричкаhas quoted2 months ago
    Даже если никто не верит в вас — продолжайте! Другие люди не могут знать, какие океаны спрятаны внутри вас, вашу глубину и особый взгляд на мир, остроумие или нежность.
    Маричкаhas quoted2 months ago
    В нашей культуре успех прощают только мертвым.
    Маричкаhas quoted2 months ago
    в серьезности нет игры, а без игры нет творчества.
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    Соломатина О. Л.

    Как писать о любви / Ольга Соломатина. М: Альпина Паблишер, 2019.
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    Но тогда рискуешь никогда не увидеть рассвет. И как твой пес скачет по прихожей и валит тебя с визгом на пол, лижет нос и лучится счастьем оттого, что ты просто пришла с работы.

    А как же кайф от слов преподавателя «Давайте зачетки, я вам так поставлю»? А как же бутеры на площади в Вероне с толстенным куском свинины и хрустящей корочкой? А «я всего лишь бампер поцарапала, любимый. С двух сторон машины»? А алое платье с неприличным разрезом и высоченный каблук (ну, вы знаете, туфли, в которых приятно только сидеть и пройтись под завистливые взоры и бывших, и потенциальных)? Некупленные духи «Клима» для свекрови?

    Дети так могут вообще не завестись потому, что они всегда не вовремя. Если дружить с теми, кто тебя не любит, распивать с ними чаи, когда же найти время на настоящих друзей? Именно правильных мужчин почему-то особенно часто хочется ущипнуть посильнее, чтобы проверить: он хоть что-то чувствует?! А если нет бурных ссор, откуда же взяться страстным примирениям? С «я сейчас приеду, неважно, что ты за восемь тысяч километров и нужно лететь, жди на завтрак, готовь шампанское».

    Если не писать тексты в надежде стать настоящим писателем и прославиться, можно так никогда и не узнать, что такая судьба была уготована вам ангелами и розовыми пони. Кто сказал, что чудес не бывает? Тем более что во времена социальных сетей найти читателей и выпустить книгу стало так просто.

    Конечно, может случиться приятный конфуз — и детка не захочет топать в университет, а в вашем распоряжении окажется кругленькая сумма, но почему-то по закону бог знает чего обычно происходит с точностью до наоборот: вот ты раньше всех поменяла резину на летнюю без очередей, а в мае снег выпал.

    Если все будет идти по плану и в спокойном режиме, что же мы будем вспоминать? И о чем рассказывать внукам, предваряя историю словами «Когда я была молодой в 50 лет и дописывала свою восемнадцатую книгу»… Или первую… Главное — я написала.
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    просит переписать рукопись. Автор переписывает книгу. Агент повторно показывает рукопись. Издатель отказывает. Автор снова переделывает рукопись. Показывает ее менее значимым издательствам. Редактору нравится, но редакционный совет отказывает. Повторные переговоры с мелкими издательствами. Они отказывают. Автор издает книгу сам и продает 50 экземпляров. Остальные 950 лежат, перегородив комнату. Как минимум по одному экземпляру книги автор дарит друзьям и знакомым. Теперь у него нет проблемы с выбором подарков.

    Если автор — известный писатель, он пишет наброски и показывает издательству, с которым уже сотрудничает. Издатель зовет писателя на обед и предлагает свою версию книги. Они договариваются, и писатель пишет книгу. Через 18 месяцев книга выходит. Если книга продается хуже, чем предыдущая, автор обвиняет в этом издателя и начинает поиски другого издательства. Если книга продается лучше предыдущей, автор уверен, что это его заслуга, и начинает поиски другого издательства. Новая книга автора издается в другом издательстве.

    Если автор — популярный блогер, он ведет блог, на который подписано несколько десятков тысяч читателей. Издатель предлагает автору издать книгу на основе постов. Блогер слышит сумму гонорара и отказывается. Другие издательства тоже предлагают ему издать книгу на основе постов. Блогер торгуется о гонорарах. Издательства жадничают. Блогер пишет книгу сам и продает ее через краудфандинг.

    Надеюсь, небольшое приближение к миру книжных издательств и издателей вас не огорчило? Издание книги, поиск читателей и действенная промокампания ваших текстов — тема моей следующей книги. Я уже работаю над ней и выпущу не позже лета этого года. Вы пока спокойно дописывайте новеллу, а о ее издании и превращении вас в популярного автора мы еще поговорим.

    Кстати, новая книга будет подарком тем из вас, кто угадает, какая из историй — литературных набросков из этой книги произошла со мной на самом деле. Присылайте ваши ответы на почту osolomatina@gmail.com. А еще шлите мне ваши новеллы о любви. Когда их соберется достаточно, мы выпустим сборник, я готова взять на себя его подготовку и издание.

    Вместо прощания
    Существуют разные способы устроить себе спокойную, приятную жизнь.

    Ложиться спать до полуночи, ровно за час до сна выключать все гаджеты и пить ромашковый чай с имбирем.

    Планировать все и записывать в длинные списки — от замужества до смены зимней резины на летнюю.

    Детей записывать в сад как только родились и тут же начинать копить им на универ.

    Носить туфли без каблука и практичные темные брюки классического покроя, которые всех стройнят, всем идут.

    Влюбляться в положительных правильных мужчин. А лучше вообще не влюбляться, а договариваться.

    Никогда не писать тексты в надежде стать писателем. Есть более надежные пути к славе и богатству.

    Заводить кошек, а не собак потому, что с ними не нужно гулять в мороз или под дождем, а еще в семь утра в субботу.

    Отказаться от жирного, острого и жареного. Купить пароварку. Давать поварам в ресторанах четкие указания, чтó из блюд убрать немедленно. Желательно — категоричным тоном.

    Никогда не повышать голос.

    Никогда не водить машину в гололед.

    Начинать готовиться к экзаменам в первую неделю учебы.

    Загорать только в тени и с защитным фактором крема +50.

    Держать колкости и едкие замечания при себе. Чтобы случайно никого не задеть.

    Дружить с завистницами, свекровью и бывшими мужа. А почему бы и нет?
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    Достучаться до небес
    Иногда я думаю: «Интересно, действительно есть секунды, когда там, наверху, меня слышат лучше, чем в другие моменты?» Порой только успеваешь подумать: «Эх, мне бы сейчас плитку шоколада с апельсиновой цедрой» и находишь сюрприз в сумке от детей. Или едешь в центр и переживаешь, что мест на парковке на улице не будет, придется заезжать в дорогущий паркинг. А оно раз — и освободилось, и прямо у входа, и не нужно через сугробы прыгать.

    Но это мелочи. Хотя и они впечатляют, когда неожиданно сбываются. Бывают чудеса почудесней.

    Например, месяцами размышляешь о проекте, все продумано до мелочей, только объема инвестиций не хватает. И вдруг — звонок с предложением возглавить именно такую компанию. И замираешь с трубкой в руке, решаешь: соглашаться или все же продолжать заниматься своим? Недавно вот ломала голову, что сделать, чтобы переехать совсем в Испанию, а мне нежданно-негаданно место редактора предложили там в журнале. Шайтан ☺

    Или вдруг автор, которая раньше и рассказа не написала, садится за письменный стол и выдает «Убить пересмешника», да так и входит в вечность писателем одной книги. Или другой пример: старается писательница, пишет-публикуется, реакция читателей довольно вялая, но внезапно третья книга — «Есть, молиться, любить» — становится бестселлером. И вот уже Опра Уинфри посвящает тебе две передачи своего шоу. А книга держится в списке бестселлеров газеты The New York Times 187 недель. А почему именно эта книга выстреливает, а не предыдущая или следующая, — легко объяснить задним умом, но вообще-то непонятно.

    У меня еще бывает, суетишься-суетишься, а результат стремится к нулю. Затем вдруг вспомнишь, что иногда лучше день потерять (чтобы успокоиться, проконсультироваться у специалиста по твоей заботе, поколдовать с аналитикой), чтобы потом за час долететь. Хлопаешь себя по лбу, садишься медитировать и едва выдерживаешь десять минут медитации потому, что в самой середине пришло решение и уже знаешь, что делать. Или подсказали, как действовать?

    Так все же есть обстоятельства, когда ОН слышит меня лучше ☺ Как хочется об этом постоянно помнить.

    Знаю: когда будете дописывать новеллу о любви, вы начнете думать и о славе, и об издании книги.

    Что происходит, когда автор решает издать книгу?
    Если автор — знаменитость, то дает помощнику задание продать свою книгу как можно выгодней. Помощник связывается с пятью крупными издательствами. Издательство, которое предложит самую высокую цену и самые оптимальные условия, получает право опубликовать книгу. Издатель придумывает идею для книги. Издательство или помощник знаменитости находит человека, который воплотит идею на бумаге. Издательство анонсирует будущую книгу. У звезды берут интервью и превращают его в текст. Звезда читает текст. Издатель издает книгу и сразу назначает ее «бестселлером». Мы покупаем.

    Если книга хорошо продается, издатель предлагает знаменитости написать книгу о воспитании детей. Если условия не очень подходят, помощник знаменитости выгодно пристраивает идею в другое издательство. Знаменитость просит няню, которая присматривает за ее детьми, написать книгу. Няня пишет книгу. Книга становится бестселлером.

    Если что-то пойдет не по плану, няня раздает интервью, рассказывает, кто на самом деле автор бестселлеров ☺

    Если автор — начинающий писатель, он пишет книгу и посылает шести издательствам, выбранным наобум. Издательства молчат или отвечают отказом. Автор находит агента. Агент показывает рукопись издателям. Издатели соглашаются опубликовать книгу за деньги. Писатель меняет агента. Агент показывает рукопись издателям. Одно издательство
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    ели отпраздновать годовщину. Чуть за сорок обоим. Роскошная роковая блондинка, яркая, громкая, с алым ртом и в бирюзовом платье. Он сутул, худощав, в пуловере на рубашку вместо пиджака, узкие запястья, звонкий голос. У таких мужчин часто бывают холодные шершавые ладони. Она пила вино, он — воду. Он шутил, вспоминал, как она впервые пришла к нему в офис, она хохотала.

    Я невольно подслушивала и думала: какие счастливые! 13 лет вместе и так рады друг другу, открытые жесты, никаких поджатых губ.

    За десертом они стали гадать, где окажутся через год, через три, через пять. И вдруг он сказал:

    — Лет через 20 я куплю красные штаны, стану гомосексуалистом и заведу, наконец, симпатичного мальчика. С мужчинами легче, чем с женщинами. Особенно, когда у тебя ПМС.

    Я уронила вилку. Вокруг нас троих зависла тишина. Люди ели, стучали приборами о край тарелки, болтали по-английски и по-французски, шутили, обсуждали Трампа. Я сделала вид, что читаю СМС. Я чувствовала, что блондинка перестала дышать. Он ждал. Раз, два, три, четыре:

    — Я пошутил! Ты поверила? Это же шутка.

    Я чувствовала, как по щекам блондинки потекли слезы. Липкая тяжелая маета разливалась над их столом, обволакивала колени, я не могла проглотить кусок утки и перекатывала его языком во рту. Боялась — попытаюсь проглотить, подавлюсь и умру от удушья. Тошно.

    — Я сама куплю тебе красные штаны. Спасибо, что предупредил, дорогой, сейчас. Через 20 лет я стану такой старой, что вряд ли буду кому-то нужна, а сейчас — еще можно.

    Я едва узнала ее голос. Он словно постарел на те самые 20 лет. Я чувствовала, будто рядом сидит старуха, брошенная, обманутая. Что горе ее безмерно.

    Когда мужчина уходит к женщине, можно успокаивать себя тем, что она толще, глупее, старше или, напротив, — юная дурочка. Когда муж уходит к мужчине, у тебя будто выбивают почву из-под ног. Тебе нечем крыть, нечем мериться. Можно ли обесценить женщину больше, чем предпочтя ей мужчину? Не знаю, но это должно быть очень больно.

    Блондинка стала нападать-защищаться от боли:

    — С мальчиком проще, говоришь? Откуда ты это знаешь? У тебя уже есть мальчик? Так давай заниматься сексом втроем. Это звучит возбуждающе.

    Он резко отодвинул стол, сел нога на ногу боком на стуле.

    Я испуганно смотрела на них и думала: зачем он ей сказал? Что происходит? Что на самом деле между ними происходит?

    Они молча допили кофе. Расплатились, он помог ей надеть пальто, пропустил впереди себя к двери.

    — Зачем ты это сделал? — спросила блондинка, сделав первый шаг к двери. — Зачем ты мне это сказал?

    Двери захлопнулись, они шли вдоль припаркованных машин. Он положил руку ей на плечо, поцеловал в копну волос, она качнула бедром, толкнула игриво, обняла его левой рукой. На светофоре они уже целовались. Так, что дважды пропустили зеленый.
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    Первое — никогда не подавлять чувства, учиться выдерживать их по полной. Грустно? Грустить до слез. Обидно? Жалеть себя, бедную недооцененную девочку. Злюсь? Можно разбить тарелку или написать дуре, что она дура, и забанить, зловеще хохоча. Так я полюбила амплуа Бабы-яги.

    Правило второе — беречь себя от критики. Это вовсе не значит, что писать нужно только в стол, чтобы ни одно жало в вашу сторону не посмотрело. Это не значит, что следует чихать на мнение читателей и говорить: «Ну, конечно, куда им с их средненьким умом до моих произведений». Нет-нет. Я за то, чтобы тексты показывать, публиковать и наблюдать впечатления людей. Я за то, чтобы даже с замечаниями читателей считаться и временами идти за их интересами. (О ужас! А как же обучающая роль автора?! А нет ее больше — диктатура писателя и автора закончилась.)

    Но, если публиковать, рисковать, прислушиваться к мнениям, как же защитить себя? Опытным путем, экспериментами буквально на собственном теле и психике я нашла спасение в следующем:

    Всерьез считать, что текст не получился, что тема неподходящая или тон взяла неправильный, только в том случае, если реакция на текст стремится к нулю. Когда я написала, а в ответ тишина. Или у поста два лайка.
    Если текст вызвал реакцию, радоваться. Поддерживают, ругают? Отлично! Угадала, получилось. Бурную и противоположную реакцию вызывают цепляющие буковки. Молодец!
    Определила для себя людей (прямо по именам), к кому я прислушиваюсь. Но и ближайшим дорогим мне товарищам я готова сказать «стоп», если тема кажется им слишком откровенной или провокационной, а мне она важна.
    Когда критики всерьез разбирают описки и ошибки, переходят на личность, я заставляю себя закрыть интернет и ничего не знать об их проекциях. Иногда тема настолько сложная, что проще ругать деревья, чем увидеть лес и отклик, который он рождает в твоей душе. Тут проще накинуться на дрова и деревья. А я тут при чем? Главное — не сорваться, не залезть почитать новые комменты через пару часов. Любопытно же! Но не стоит ☺
    Если уже успела нахвататься гадостей и на душе скребут крысы, я достаю бумагу и карандаш и записываю чувства, мысли и ассоциации. Я перестала прятать переживания в закоулках души, я бережно достаю их на солнечный свет и баюкаю.
    Если в баюканье я зашла слишком далеко, помогает только одно средство. Нет, не дуэль. И не удаление аккаунтов в социальных сетях. Даже не коньяк. Я заставляю себя подняться с дивана, дойти до ванной, встать около зеркала и громко с чувством сказать:
    — Я такая прекрасная, а меня никто не любит! Я такая талантливая, но это никто не ценит!

    Минуты через три мне становится смешно и легко, меня по-настоящему отпускает.

    Берегите и вы себя, пожалуйста! Мне ли не знать, как сложно автору писать, как страшно вытащить результаты (фактически самого себя раздетого) на свет прожекторов, а тут еще и критика! Ой, мама, лучше отказаться от мечты, думает иногда автор. И ужасно жаль, если так и поступает. Лучше разработать собственные правила безопасности. Тем более что вдохновение (будь оно неладно, все же написала это слово) такое зыбкое и хрупкое.

    Я хожу сейчас на курсы стендапа и ловлю себя на мысли, что наконец-то попала в доброжелательную творческую среду, которая меня подпитывает. Я возвращаюсь после курса и пишу до трех ночи, а утром сама просыпаюсь в 7:00, потому что я придумываю, пишу, я разрешаю себе быть собой, а на это много сна и сил не надо. Ужасно устаю, только когда притворяюсь и сдерживаю свои порывы. Для меня творческий подъем бесценен. Мой пост полетел? Много комментариев? На всякий случай читать их не буду, отправлю подругу на разведку. Если ругают, мне это знать сейчас лишнее.

    А вот — литературный эксперимент, за который меня больше всего ругали.

    Годовщина
    Автор: Ольга Соломатина

    Парочка оказалась рядом со мной в ресторане во время обеда. Знаете, во Франции столы ставят почти вплотную, люди сидят, едва не касаясь друг друга локтями, я слышала каждое слово.

    Они прилет
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    Можно поблагодарить их за беспокойство и отправить немного отдохнуть. Ведь ничего страшного не случится, если вы побудете в тишине и допишете новеллу о любви, да?

    Жизнь часто мешает творчеству, чего уж там.

    И когда жизни (читай рутины) становится слишком много, когда обязанности и текучка занимают десятки часов и море сил, тогда творчество и удовольствие уходят в тень автоматически. Иногда «многое» сопротивляется и начинаются непонятные пакости. К примеру, хочу писать, но не пишу. Мечтала сбросить за лето четыре кило, а они при мне.

    И тогда я сажусь и делаю вот это упражнение.

    Оно помогает добраться к настоящим причинам и ответам. Оно настолько простое, что я после практики, с одной стороны, в восхищении, с другой — несколько обескуражена. Слишком просто оказалось добраться до потаенных уголков. Вопросы помогают написать текст, лучше понять себя и узнать, что же происходит за гранью очевидного.

    Хотите попробовать?

    Правила следующие:

    Никто не должен прочесть ваше сочинение.
    Вы выбираете около часа времени, в течение которого вас никто не будет дергать. Если выкроить час или 40 минут невозможно, разделите свое занятие на 15-минутные отрезки.
    Возьмите ручку и запишите ответы на вопросы:
    — Как бы вы описали ваши телесные ощущения? Это необходимо, чтобы сравнить ваши ощущения до и после практики.

    — Что может сейчас помешать мне писать?

    — О чем мне хочется написать сейчас? Перечислите все темы, которые возникают в воображении.

    — Какие слова, звуки, образы, воспоминания возникли?

    — Что еще важное я сейчас не записала?

    — Что еще не дает мне покоя? Ноет, как ожог.

    — Теперь выберите из списка набросанных тем ту, о которой сейчас самое время написать. Если есть сомнения, перечитайте свои записи еще раз и найдите тему, максимально заряженную энергией.

    — Это действительно так? Я приблизилась к сути?

    — Что в этой теме тяготит меня? В какую стену я упираюсь?

    — Что я упустила? О чем еще важном в этой теме не написала?

    — Куда меня привело написанное? В чем сегодняшний урок? Какие ощущения в теле?

    Теперь вы почти закончили. Осталось только перечитать все, что записали, и за минуту написать ответ на вопрос: «Каково мне было писать сегодня, отвечая на вопросы?».

    Интересного путешествия!

    Авторы, берегите себя от критики!
    Особенно начинающие, особенно впечатлительные, особенно от тупой критики.

    Раньше злобный комментарий выбивал меня на целый день. Я могла молниеносно ответить в духе «Нечего на зеркало пенять, коль рожа крива», но настроение это не поднимало. Могла убеждать себя в том, что чужое мнение пофиг и мне не важно. Временами (один из тысячи раз) я видела в нападках рациональное зерно, что-то подправляла в тексте, но пользы от таких рацпредложений –500%, потому что сказанные ядовитыми словами полезные замечания убивают желание писать вообще.

    Однажды я пробежала по диагонали критику и решила: плевать, я буду выше этого, я останусь спокойна. Решила и пошла делать зарядку. И что бы вы думали? Раз голова решила, что она спокойна, отдуваться пришлось телу. Во время первого приседания мою спину скрутило ТАК, что я не могла выпрямиться. Каждый шаг давался с трудом, меня бросало в жар. В обед пришлось ехать к остеопату.

    Лучше бы попереживала! Дешевле бы вышло ☺ Поскольку себя жаль и к остеопату не наездишься, дорого, с тех пор я ввела два правила.
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    институты за счет «ужасного отца». Обида брошенной женщины не знает календарей, не искупается деньгами, потраченными на детей — они же общие дети! Смотреть на подругу печально.

    Когда она в сотый раз жарким шепотом рассказывает мне, как мечтает, что бизнес мужа разорят конкуренты, его бросит новая жена — сбежит с преподавателем йоги, а кошка сдохнет от переедания, я устало вздыхаю и думаю: «Дорогая, тебе бы детективы писать!» Это же великолепный способ мести. Ведь для ужаленного воображения нет разницы, на бумаге яд сразит обидчика или в реальной жизни — удовлетворение разливается по венам и греет не хуже французского коньяка после мороза. Сам азартный процесс придумывания вариантов незаметно убить главного героя доставляет столько радости и веселья. Вы попробуйте, если не верите! Кто вас сегодня обидел? Начальник? Отлично, представим, что он в Лондоне, переходит улицу, посмотрел по привычке налево, шагнул бодро на пешеходный переход, а тут справа налетел на полной скорости красный двухэтажный автобус.

    Потому что нужно помнить, что в Британии левостороннее движение, а главное — нельзя обижать таких отличных сотрудников, как вы.

    Может быть, свекровь позвонила сегодня не вовремя с претензиями? Или училка детей? Что мы с ними сделаем? Погибнут стремительно или мучительно медленно?

    Неудобно признаться, что месть на бумаге доставляет вам удовольствие? Возьмите псевдоним. У авторов детективов это обычное дело.

    Я иногда думаю, что за характер был у Агаты Кристи, сколько же ей людей досаждало, если она придумала так много хитроумных способов убивать. Кстати, ее литературный дар расцвел особенно пышно как раз после того, как Агату бросил глупый муж. Уже популярная писательница исчезла почти на неделю, сняла номер в отеле на чужое имя, оставив перед этим свой роскошный автомобиль на шоссе открытым. Журналисты и публика успели переволноваться и решить, что писательницу убили или похитили.

    Как думаете, на кого пали первые тяжелые подозрения? Конечно, на неверного мужа! И если бы королева детектива не появилась, кто знает, какая судьба ждала его за измену.

    Творчество — единственное, что позволяет нам с удовольствием выйти за рамки хаоса и рутины ежедневной жизни, писал Милан Кундера. Творить — единственный шанс войти в вечность, стать счастливей, вторит ему Гете. А теперь и ученые подтвердили догадки писателей: мы становимся гораздо счастливей, когда сочиняем, пишем, рисуем или даже просто придумываем, не спеша воплотить замысел.

    Жизнь часто мешает творчеству
    Если вы закроете глаза и вспомните, уверена, вы сразу услышите голоса тех, кто критиковал ваши тексты. Услышите слова, которые рекомендуют вам не писать!

    Что они говорят?

    Книг уже написано слишком много?

    Кто вы такой, чтобы писать?

    Что это смешно? И нелепо?

    Вы слишком молоды, чтобы писать? Или уже слишком поздно?

    Что вы не учились писательству? Или слишком долго учились, но так и не рискнули действовать?

    Что писательством не заработать денег?

    Что у вас нет таланта? А может, есть, но его должен подтвердить кто-то авторитетный?

    Что пишут только безумные женщины и юноши со взглядом горящим, а вы нормальны?

    Что еще они говорили?

    Вы не одиноки! Я тоже слышу голоса своих критиков и страхов! Каждый автор, с которым мне приходилось говорить, признается, что знаком с голосами сомнений.

    И если голоса останавливают вас писать или публиковать сочинения — значит, вы до сих пор смотрите на себя глазами других людей. Читаете свои тексты глазами тех, кто хотел остановить ваше творчество — вашу свободу быть собой. Вам нравится слушать голоса и дальше?
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    В результате через 30 минут лучше всего себя чувствовали участники второй группы — которые писали тексты на темы, никак не связанные с грустным фильмом.

    Каляки-маляки помогают лучше запоминать информацию.

    Вы замечали, что некоторые люди рисуют абстрактные закорючки или вполне узнаваемые сюжеты во время скучных совещаний, длинных лекций, интенсивных занятий умственным трудом?

    Оказывается, рисунки позволяют нам лучше запоминать (на целых 29%) и дольше хранить в памяти информацию, которую мы получали в момент рисования.

    Опишите вашу проблему или тяжелое переживание как историю — и вам станет существенно легче.

    Участникам эксперимента предлагали четыре дня подряд находить по 15 минут в день, чтобы записать самое тяжелое переживание их жизни как эссе, рассказ или короткую художественную зарисовку. После этого 98% авторов признались, что могут спокойно говорить о травмирующем событии. Страсти улеглись, и они даже почувствовали, что могут управлять своей жизнью так же, как историей на бумаге.

    Удивительно, но тревожность и повышенная чувствительность могут быть признаками как невроза, так и таланта.

    Тревожность — признак гениальности?
    Мои дорогие тревожные друзья, для вас хорошая новость. Нейробиологи Королевского колледжа в Лондоне пришли к выводу, что вы обладаете более высоким интеллектом, чем вечно спокойные люди. А также богатым воображением и творческим потенциалом.

    Согласно исследованиям, повышенная тревожность напрямую связана с высоким уровнем IQ. Страх и богатое воображение часто ходят рука об руку. По словам профессора нейробиологии Адама Перкинса, ужасные предчувствия и беспокойство напрямую связаны с активностью фронтальной доли мозга, которая отвечает также и за распознавание опасности. Одаренные люди начинают паниковать раньше, чем среднестатистические граждане, из-за повышенной активности базолатеральных ядер миндалины, говорит ученый. Это значит, что они могут испытывать сильные негативные переживания даже когда угрозы нет.

    Можно сказать, что повышенная тревожность лежит в основе многих изобретений. Лекарства появляются в ответ на болезни и страх пострадать от них и умереть. Альтернативная энергетика — ответ страху оказаться без нефти и газа. Яркие фантазии служат человечеству вне зависимости от того, положительны они или отрицательны.

    «Веселые спокойные люди редко размышляют о проблемах и угрозах, поэтому их мозг менее приспособлен решать задачи, с которыми разбираются более нервные люди, — считает профессор Перкинс. — В качестве проверки результатов наших исследований можно рассмотреть характеры выдающихся людей. Известно, что Исаак Ньютон, Чарльз Дарвин, Винсент Ван Гог, Марсель Пруст, Курт Кобейн отличались мнительностью, тревожностью. Эдгар По, Шарлотта Бронте, Владимир Маяковский, весьма вероятно, страдали затяжными депрессиями. Возможно, наиболее точно связь между творческими поисками и невротическим характером определил Джон Леннон. Ему принадлежат слова «Гениальность — это боль»».

    Так что в следующий раз, когда вы будете снисходительно посматривать на коллегу, которая в пятый раз звонит дочке узнать, дошла ли она из школы домой, вспомните, что, возможно, ее интеллект превышает среднестатистический. А когда вас накроет новая волна страха, задумайтесь: может быть, вы — гениальный невротик?

    Поэтому творите, чтобы на старости не сожалеть о несбывшемся, только берегите себя от бестолковой критики. О ней тоже сейчас напишу.

    Королева детектива
    Моя подруга ужасно страдает, что ее бросил неблагодарный муж, и с наслаждением вынашивает планы кровавой мести. Я ей искренне сочувствую. С момента развода прошло девять лет, их общие дети стали прекрасными юношами, поступили в престижные
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    Появлялась книга о бизнесе и профессиональных навыках — и она выводила карьеру автора на новый виток.

    — А вдруг у меня нет таланта? Вдруг ничего не получится? — часто слышу я, когда автор замер перед первым шагом.

    Чтобы начать действовать и впустить счастливые перемены, талант не нужен, должна я вам сказать. Необходимо сделать первый шаг. Если вы читаете о текстах и книгах, если желание зреет давно, значит, талант сделать и совершенствоваться дальше у вас уже есть. Творчество — это же часть природы человека. Даже в том, как вы сейчас одеты, есть часть творчества. Или привычка, чужой выбор. Я приглашаю вас просто стать собой и разрешить себе воплотиться.

    Хотите отправиться в свое путешествие? Оно начинается с первой строчки.

    И помните, что говорила Саган: если вы решитесь начать, у вас есть два варианта — получится или не получится.

    Если не решитесь — один.

    Нескромная страница
    В нашей культуре не особенно принято помогать и поддерживать чужих. Поэтому, наверное, так трудно просить? Но я все равно верю, что мир и люди вокруг лучше и добрее, чем привычно думать, и я вас попрошу. Если моя книга показалась вам интересной и в чем-то полезной, пожалуйста, поделитесь своими впечатлениями в социальных сетях либо напишите о ней отзыв на Ozon.ru, Amazon.com, «ЛитРес» или Ridero.ru — где удобней. Я буду вам благодарна, и так о книге узнает больше людей. Она попадет в руки тем, кто ищет путеводную нить в мире творчества. Кто тоже хочет рассказать миру о себе через текст, найти близких по духу.

    Творчество лечит
    Для меня сегодня главная причина писать — это идти навстречу себе, освобождаться, излечивать душу. Ученые доказали: творчество лечит. Если смотреть исследования, человеческий мозг будто специально создан для того, чтобы наслаждаться искусством и творить. Причем пользу и удовольствие от творчества мы получаем вне зависимости от уровня мастерства. Если не грызем себя за несовершенство, конечно.

    Не важно, чем мы занимаемся: танцуем, поем, пишем романы или музыку, рисуем или лепим — мы становимся счастливей и укрепляем здоровье, занимаясь творчеством. Есть по крайней мере пять причин творить.

    Творчество снижает уровень стресса и тревожности.

    Вы рисуете маслом, пастелью или даже карандашами, и через 45 минут уровень гормона кортизола, связанного со стрессом, стремительно уменьшается и останавливается в рамках нормы. 30 минут рисования произвольных линий снижают уровень тревоги. Участники эксперимента учатся расставлять в перспективе фигуры на листе и тревожащие события в своей жизни.

    Когда мы создаем любой визуальный образ, который нам нравится, представляем дом, в котором живет главный герой, рисуем картину, расставляем мебель в комнате либо на экране компьютера, лепим, собираем коллаж или делаем аппликацию, в нейронных сетях начинаются удивительные процессы, которые принято называть «удовлетворение, удовольствие от встречи с прекрасным, от созерцания произведений искусства».

    Это состояние по своей природе запускает в мозге процесс, схожий с состоянием медитации или сна наяву. В это время создаются новые нейронные связи, а ткани очищаются от токсичных образований. Причем творить самому для мозга полезней, чем просто наблюдать и наслаждаться.

    Сочинение историй помогает справиться с тоской.

    Участники эксперимента смотрели грустный документальный фильм и погрузились в состояние глубокой печали. Затем одной части зрителей поручили выразить с помощью текста свои переживания о фильме, второй — на любую отвлеченную тему. Третья группа участников эксперимента просто концентрировалась на своих впечатлениях и молчала.
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    Вы готовы впустить в свою жизнь магию?
    Я всегда хочу сделать больше, чем могу, чувствовать себя лучше, чем получается. Быть более внимательной, доброй, терпеливой и усидчивой. Но, увы, всего загаданного никогда не успеваю. И у меня остается так мало времени на творчество! Просто катастрофически мало.

    Я долго мучила себя сожалениями, пока не прочитала мудрые слова: «У всего есть своя цена». Если я отказываюсь от части творчества в пользу работы, значит, я плачу отсутствием творчества за возможность платить по счетам. А если бы сделала выбор в пользу творить, расплачивалась бы нервотрепкой и поиском денег, когда нужно накормить детей, заплатить за школу. Ведь мы живем в реальном мире, а не на планете розовых пони. Можно вставать на час раньше и писать роман, но тогда я буду расплачиваться сном, здоровьем. Или платить за бодрость и отсутствие синяков от недосыпа под глазами досадой, что никак не могу дописать новеллу.

    И это совершенно нормально!

    Когда я поняла и приняла, что это мой выбор, чем и за что платить, мне стало значительно спокойней. Я договорилась с собой вот так: значит, приоритеты сейчас такие. Но особенно грустно бывает в канун Нового года, когда понимаешь, как мало удалось сделать из того, что хотелось. Чтобы груз несбывшихся надежд оставался в уходящем году, чтобы в новый перейти с легкостью, я совершаю вот такой ритуал перед боем курантов.

    Беру лист бумаги, пишу на нем все, о чем мечталось в убегающем году, но не сбылось, не успелось, не сложилось. Перечитываю список. Вздыхаю. Улыбаюсь. Беру в руки спички и поджигаю листок, а пепел развеиваю прямо с балкона на улицу.

    Это не значит, что я навсегда отказалась от мечтаний и желаний из списка. Это значит — в другой раз.

    Вы можете не дожидаться Нового года, чтобы освободиться от груза ненаписанных рассказов, недописанных книг и романов, а провести волшебный ритуал прямо сейчас. Освободиться, чтобы с легкостью написать короткую новеллу о счастливой любви. Счастливой — потому что у этого произведения шансы стать дописанным и даже опубликованным невероятно высоки. Почему?

    Стоит вам начать писать для себя искренне, то, что на самом деле думаете, историю, которую давно мечталось выплеснуть на бумагу, но все не хватало времени, и вдруг происходит магия.

    Вы слышите случайные фразы, и они становятся первыми строчками отличных текстов. Удачное слово или поворот сюжета в книге дарит идею для вашей новеллы. Опоздание, недоразумение и даже выговор начальника превращаются в часть сюжета. Вы перечитываете свои мысли и лучше понимаете себя. А когда читаешь тексты, написанные месяцы назад, радуешься и недоумеваешь: неужели это я так классно могу?

    Текст — волшебный потайной выход из привычного мира, от которого, бывает, так устаешь. Из жизни с работой, которая временами сложная, иногда нудная, а порой просто бесит. Это возможность провести час или месяц в компании мужчины своей мечты, а не с тем, кто достался, или вовсе в одиночестве. Примерить на себя роль, платье, поступок, на который трудно решиться в реальности.

    К вам будто прикоснулись волшебной палочкой, вы смотрите на мир другими глазами, и сама жизнь проходит через вас, чтобы выплеснуться на бумаге. И в этот самый момент — хотите вы того или нет — мир вокруг вас начинает движение в другом ритме, он меняется, и перемены входят в ваши ночи и дни. Двери оказываются открытыми, а случайные знакомые становятся отличными помощниками.

    А когда ваша жизнь наполняется вдохновением и любопытством, усталость и депрессии проходят, тоска отступает и вам легче выздороветь от простуды и простить, залечить душевные раны и снова посмотреть на мир с доверием и любовью. Другие люди тоже чувствуют перемены в вас и начинают иначе себя вести, притягиваются новые знакомства.

    Я видела такое невероятно часто, но все равно каждый раз замираю в восхищении перед таинством. Девушки, которые писали о любви, потом счастливо выходили замуж.
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    Сердце выбирает не думая. И если поссорились — саднит, ноет, будто посыпали солью, надрезали бритвой.

    Ладно-ладно! Не сразу. На третий день отпуска одной или с подружками. На второй день тишины на расстоянии. И на пятый день тишины в одной квартире.

    Мир не создан для того, чтобы сделать меня счастливой, думаешь. Стираешь СМС от парня помоложе. Возвращаешься с кожаного дивана в гостиной в спальню, чтобы утром услышать привычное:

    — Доброе утро! Сделай мне кофе, пожалуйста.

    А-а-а-а-а! Тьфу!
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    Ладно, я поняла, что такой героине не сочувствуешь, она бесит или слегка раздражает, а это равно — бросить читать. Я все придумала заново, можно рискнуть и написать новую версию.

    И вот на уроке по стендапу меня вдруг осенило: я училась психологии, чтобы понимать, что движет людьми, 23 года писала и правила тексты как журналист и редактор, я помогаю другим авторам писать и прочла тонны литературы по драматургии и структуре текстов, написала пять учебных книг сама, но все еще маюсь ненаписанным великим романом. Ладно, пусть не великим, но меня жалит мысль о том, что художественной книги так и нет. Сапожники, как известно, босиком ходят.

    Сейчас я готова робко признать, что, даже если книга упрямо нужна только мне одной на планете, я имею право потратить на нее свое время. Чтобы освободиться, чтобы мания отпустила. Клянусь, я не буду мучить вас своим творением. Я просто напишу роман вслед за этой книгой о любви.

    Все это я хаотично вывалила на преподавателей. Слава богам, они — творческие, ранимые люди с таким же самовлюбленным эго, как у меня, им понятны мои метания. И вот что они мне сказали.

    Страшно выяснить, что ты не писатель. А если только мечтать о книге, можно и дальше пребывать в сладких иллюзиях.

    Страшно встретиться с отсутствием интереса и досадовать, что спустила столько времени зря.

    Но самое простое и, видимо, важное, что я вдруг уловила, — я по-прежнему хочу быть хорошей девочкой и нравиться маме. А хорошие девочки не сочиняют истории, в которых убивают людей. И самых дорогих тоже. Я как психолог понимаю, что значит придуманная история убийства, что за ней стоит. И именно это мне страшно показать в себе и увидеть самой. Но можно рискнуть. Может ведь и понравиться.

    Скажу вам по секрету, я его пишу сейчас. Сделала только перерыв на эту книгу. Однажды закончу и пойму о себе больше, чем сейчас. Мне любопытно. А вам интересно узнать о себе больше? Разве это не причина дописать новеллу? ☺ А скоро я назову вам и вторую причину.

    Любовь
    Автор: Ольга Соломатина

    Как же иногда хочется сказать:

    — Спасибо, дорогой, до свиданья!

    Жизнь в паре, конечно, прекрасна. В ней много хорошего (например, что?). Но иногда (или часто?) смотришь на него и думаешь:

    — Почему ты считаешь себя умнее и раздаешь мне советы?

    — Как я могла выйти за тебя замуж?

    — Сколько можно повторять, глядя на квадрат Малевича, что ты тоже так бы смог?

    — Почему после восьми часов работы, домашки со старшей и капризов младшей (везла по пробкам из детского сада) готовить ужин должна я? Отчего ты так устал, дорогой, на работе? Ах, да, у тебя стартап. Это многое объясняет (ничего на самом деле, кроме моего повышенного раздражения)!

    Иногда смотришь на него и думаешь:

    — Неужели я так хотела быть с тобой?! Просыпаться в одной постели? (Тесно же и холодно — заворачивается под утро во все одеяло, похож на пингвина-переростка.)

    — Родить от тебя детей? (Боже, у младшей папин нос картошкой! А старшая такая же зануда и ябеда!)

    — Покорить сердце твоей мамы? (И вам, Клара Германовна, здоровья! Каждому свое!)

    — Чтобы взял наконец с мужиками на рыбалку? (Отдыхаем мы хорошо. Только устаем очень.)

    Где были мои мозги?!

    Мозги — не знаю, но знаю, что было сердце. Едва не вылетало от ударов из груди, ухало в пятки, когда тренькала СМС, таяло, когда хватал во сне в охапку, едва не ломая ключицу.
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    тся настоящее, то, что действительно жалит и тревожит. Вот я который день думаю о том, что мне не нравится, что женщинам запретили рассчитывать на мужчин. То, что раньше называли «порядочностью с его стороны», теперь запихнули в «старомодность и претензии с ее стороны». Как об этом написать? Да и зачем? Кому это нужно?

    Я чувствую, мне страшно раскрываться, тревожно быть искренней, потому что внутри меня прячется шестилетняя девочка Оля с белыми локонами, которая прикусывает нижнюю губу, когда смущается, и предпочитает в одиночестве читать книги из школьной библиотеки, слушать придуманные нянины сказки вместо того, чтобы рассказать свою тайную историю.

    Мне в этом году исполнилось 41, но каждый раз, когда смотрюсь в зеркало, я вижу тот лукавый ускользающий насмешливый взгляд, пусть локоны давно потемнели. «Не понимаешь, зачем рассказывать?» «Я… я не понимаю, — будто говорит та девочка, когда я хочу показать ее другим. — Зачем я им нужна?»

    Но урок есть урок. Я сдаюсь, набрасываю стендап-историю о себе и вдруг понимаю: сколько себя помню, я железобетонно уверена, что должна написать ВЕЛИКИЙ роман. Мной овладевает эта идея. Не просто книгу, а великое произведение. Что уже смешно! Я не пишу художественную литературу, я от нее бегаю. Но эта навязчивая идея руководит моей жизнью, а я только сейчас удивленно заметила.

    Когда я была маленькой, то вдохновенно сочиняла рассказы про мышей, похожие на историю о попе и работнике его Балде. Меня почему-то успокаивали описания, как мышь насобирала, наварила, накормила, перемыла, уложила всех семерых детей. Может быть, потому, что мама в это время лежала в больнице и я так пыталась вернуть себе привычный круговорот семейных забот? Я мечтала: вот вырасту, стану настоящей писательницей.

    Ты выросла, сказала мама, когда мне исполнилось 17. Пришлось пойти работать в ежедневную газету, и стало не до мышей. Я решила: потом, когда выйду замуж.

    Когда я вышла замуж, родились дети и времени не хватало даже высыпаться, не то что на книги. Я успокаивала себя тем, что дети скоро подрастут и вот тогда…

    Дети подросли, пошли в школу, и… я бросила их отца. Пришлось вернуться в ежедневную газету. У меня историй было на еженедельник «Семь дней», но о себе я, конечно, помалкивала.

    Потом я снова влюбилась и стало совсем не до детей, не до литературы. Все мое вдохновение уходило на сочинение с упоением СМС.

    Волнительный страстный любовный роман давно перерос в теплую семейную жизнь. Дети уже выше меня. С будущего года они идут в колледж, а там учеба почти даром. Можно перестать, наконец, впахивать ради денег. Появится уйма свободного времени. Думаете, я засяду писать великий роман?

    Черта с два!

    Вы уже знаете, у меня есть недописанный детектив, но я который год от него бегаю в надежде, что идея мне разонравится и можно будет не дописывать. Почему?

    Потому что кому он нужен?!

    Лучше перечитать Агату Кристи.

    А после Шекспира можно вообще ничего никогда не писать и всегда будет что прочесть.

    Это самонадеянно.

    Нагло.

    Легкомысленно.

    Наивно.

    Да и времени нет, я и так без выходных.

    Я не даю себе дописать потому, что мне страшно показать вам себя.

    Чаще всего мне приходится говорить авторам о том, что их главный герой вызывает мало сочувствия. А тут я сама летом опубликовала главы из этого романа. И что же? Моя героиня почему-то не вызывает ни капли симпатии. Непонятно почему, ведь она — точная моя копия: третий раз счастливо замужем, дети учатся в Испании, пьет коньяк по утрам. Что не так?
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    себя, раскрыться требует Оксана, мой преподаватель танцев. Я отказываюсь. У меня веские причины прятаться.

    Нет доверия.

    Нет понимания, зачем это нужно — раскрываться?

    Робость.

    Я не понимаю, как можно показать себя.

    И зачем?

    И кому это нужно?

    Кому интересно?

    Это опасно.

    Это бессмысленно.

    Это нескромно.

    Дерзко.

    Агрессивно.

    — Иди ко мне, просто иди вперед, — зовет Оксаночка.

    Я не могу! Звучит глупо, знаю, но я не могу взять и легко пойти навстречу преподавателю. Я легко и даже с азартом иду назад, отступаю, ускользаю, но, когда делаю шаг вперед, настроение портится, накрывает тревога. Я замираю и уже готова сбежать.

    И вдруг я не к месту начинаю говорить о младшем сыне и его потерянных волосах. Когда Даниле исполнилось пять, у него за неделю исчезли все волосы. Ничего страшного — алопеция, безобидное, малопонятное врачам аутоиммунное заболевание. Когда я признаюсь, что скучаю по его локонам, что до сих пор, хотя головой все понимаю, чувствую себя виноватой, плохой матерью, я могу сделать первый уверенный шаг навстречу преподавателю. «Ведь у детей хороших матерей волосы в одночасье не выпадают», — говорю я почти шепотом, когда подхожу к ней близко-близко, и начинаю плакать. Вместе со слезами уходит столько грусти, столько вины, и я впервые могу в танце идти вперед и смотреть в глаза. Я могу пройти через свою злость от бессилия, поднять к сердцу и опустить руки, тяжелые от печали, и примириться. Что было, то было. Я протанцовываю печальную страницу из своей жизни, как старухи, импровизируя фламенко, протанцовывают свои годы. И мне становится немного легче. Шаг навстречу к себе.

    На следующий день после танцев я встречаюсь с автором, которому помогаю писать книгу. Мы давно знакомы, и я больше не покупаюсь на импозантный внешний вид: дон Корлеоне в молодые годы, итальянские костюмы на заказ и лакированные узкие носки, трехдневная щетина, прищур, как у лоцмана корабля под пиратским флагом, высочайшие требования во всем. Когда увидела Диму впервые, я подумала: «Да к нему подойти и заговорить страшно! Наверняка каждая девушка пытается соблазнить, так он хорош. Наверное, поэтому ему нужно держаться холодно? Он думает, что, только если держать огромную дистанцию, мы сможем работать вместе?!» Таким было мое первое впечатление.

    Но теперь мы давно знакомы, и я знаю, что импозантный внешний вид — это только амбразура, а за ней скрывается мягкий, порядочный человек с простыми и близкими мне ценностями, отличный муж и папа двух мальчишек-погодок, который любит проводить с детьми выходные. Пока мы не стали работать над книгой, я даже не догадывалась, насколько же Дима правильный человек, насколько искренне он выкладывается на работе, а не пускает пыль в глаза, как многие топ-менеджеры.

    И вот я иду под дождем после нашего общения по скайпу, измеряю кедами асфальт и думаю: если его внешний вид — защита, которая скрывает доброго, порядочного человека, то что же скрываю я? Почему мне так трудно раскрыться в танце, показать себя настоящую? Спасибо стендапу, мне дали обратную связь, и я услышала, что моя внешность располагает, мне веришь. Вот почему у меня на улице все время спрашивают дорогу, а я иногда отправляю не совсем в правильную сторону, ведь неудобно признаться, что и я не знаю, как пройти, сорри! Что же скрываю я, иду вот и думаю. Острый язык? Любовь провоцировать и вызывать сильные чувства? Что скрываете вы от других, когда есть желание, но вы отказываете себе в творчестве?

    В воскресенье занятие по стендапу начинается с предложения написать о себе, и только то, что действительно беспокоит, волнует, бесит или радует.

    Я смотрю в блокнот и понимаю, что не хочу писать о себе. Особенно тяжело дае
    Оксана Старковаhas quoted5 months ago
    Спешить медленно
    Каждый раз, когда вам кажется, что работа могла бы пойти быстрее, вспомните, пожалуйста, историю, которую я вам сейчас расскажу. Иначе вам не избежать моей ошибки.

    Однажды я попыталась за вечер дописать свой детективный роман.

    — Не успеешь, смотри, сколько деталей провисло, — сказала редакторская часть меня.

    — А мы сосредоточимся и хотя бы в черновом варианте добьем, — отбрыкивалась авантюрная творческая половина.

    Поздним утром следующего дня обе части меня пришли к полному согласию — это была дурная затея. Но попытаться, я считаю, стоило. Это не я сказала, это писатель во мне не затихает ☺

    Я отменила все встречи, отправила текст на печать. Через десять минут в принтере закончилась бумага. Я засунула в него какие-то мятые распечатки и пошла готовить обед.

    Мятые распечатки оказались важными документами мужа.

    Я села править текст в компе.

    Паста сгорела.

    Сердитый, но великодушный муж сделал заказ в «Деливери».

    К ужину у меня стали болеть глаза, я только успевала отмечать, что нужно поправить, где перепроверить мотивы, но писательская часть меня с такой скоростью неслась к финалу, что править текст редакторская половина не успевала.

    — Какие у тебя планы на вечер? — спросил муж, увидел ноутбук у меня на коленях, распечатку рукописи на его документах, разбросанную по всей комнате, и пошел смотреть корейский боевик про убийство в 117-м секторе.

    В 11 ночи я готова была к нему присоединиться, но вместо этого пила на кухне холодное белое и вспоминала...

    1 января в 8 утра я еду к маме за моими сыновьями по заледеневшей Тверской. Машины движутся медленно и аккуратно, как во сне. Перед площадью Белорусского вокзала светофор переключается, и все три автомобиля заранее медленно, чтобы не уйти в занос, притормаживают, ждут. И только четвертый автомобиль на минимальной скорости продолжает движение на красный.

    И, как в замедленной съемке, в бок ему так же неспешно въезжает другой автомобиль, который ждал и тронулся, когда его красный только переключался.

    Я слушаю «Реквием» Моцарта. Водители выходят и удивленно смотрят на вмятины и друг на друга. Падает снег. Включается мой зеленый.

    В этот момент я придумала сюжет. Мурашки пробежали по коже, когда я поняла, чем все закончится.

    Лет семь уже прошло. Или восемь. А я все еще не пишу. Вздохнула и правила текст до 6 утра.

    Ясное дело, я за один день ничего сделать не успела. А самое подозрительное — мне нравится текст. Мда…

    Как же на следующий день у меня болели спина и шея от перенапряжения… Конечно, я за день не успела даже толком обдумать текст. Дописываю до сих пор. Иногда думаю: можно я так и останусь теоретиком от литературы?

    Поиск своего голоса может занять время
    Творчество лечит и питает. Ученые измерили и доказали: когда начинаешь рисовать, то и пишется легче, а игра на фортепиано улучшает речь — и ты начинаешь рассказывать истории не хуже Аркадия Райкина. То есть занятия одним видом творчества помогают раскрыться в других и освободиться. Но одно дело — знать и читать, другое — пережить это на себе. Временами я с огромным трудом через сопротивление силой в 12 баллов двигаюсь с помощью творчества к себе. Рассказываю как есть.

    — Расскажи мне о себе! Протанцуй свой характер, свою судьбу. Покажи мне, какая ты настоящая!

    Протанцевать
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)