ru
Мо Янь

Лягушки

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
История Вань Синь — рассказ о том, что бывает, когда идешь на компромисс с совестью. Переступаешь через себя ради долга. Китай. Вторая половина XX века. Наша героиня — одна из первых настоящих акушерок, благодаря ей на свет появились сотни младенцев. Но вот наступила новая эра — государство ввело политику «одна семья — один ребенок». Страну обуял хаос. Призванная дарить жизнь, Вань Синь помешала появлению на свет множества детей и сломала множество судеб. Да, она выполняла чужую волю и действовала во имя общего блага. Но как ей жить дальше с этим грузом?
This book is currently unavailable
436 printed pages

Impressions

    utemixshared an impression2 years ago
    👍Worth reading

    Янь - очень странный китайский писатель, которого критикуют многие сбежавшие из Китая деятели искусства (тот же Ай Вэйвэй). У него внешность и суждения партийного функционера (я прочитала несколько его интервью и была сражена аккуратностью формулировок), но совершенно подрывные книги. Он как бы не критикует политику партии и правительства, но то, что он описывает и то, за что получает литературные премии (в том числе, между прочим, литературная Нобелевка 2012-го года за его ни больше, ни меньше "галлюцинаторный реализм") - это просто мрак и чуть ли не прямое воззвание к революционным действиям.

    В 11 лет из-за культурной революции Мо Янь был вынужден оставить школу и продолжил образование только после армии. Родная деревня Гаоми становится местом действия всех его романов.

    Главный герой "Лягушек" пишет письма, в которых рассказывает о своей тетушке Вань Синь, всю жизнь проработавшей в их деревне акушеркой-гинекологом.
    Женщина яркая, умная и преданная партийным идеалам, сначала она ставит перед собой цель сделать родовспоможение цивилизованным и изгнать из профессии диких повитух, которые больше калечат женщин и младенцев, чем помогают им. Позже, когда партия спускает директиву о планировании рождаемости, она не только принимает роды, но и фанатично делает аборты и стерилизует мужчин, у которых уже "достаточно" детей. Делает она это буквально не щадя себя, подвергаясь издевательствам, насмешкам и даже физическому насилию от тех, кто когда-то на руках был готов ее носить за мастерство акушерки.

Quotes

    Lelya Nisevichhas quoted2 years ago
    Как сказал Конфуций: «Среди трех видов непочтительности к родителям отсутствие потомства – самый тяжкий проступок»…
    Lelya Nisevichhas quoted2 years ago
    – Никакой я не сексуал, – сказал Ван Гань. – Только себя и люблю. Руки свои люблю, ноги, ладони, голову, органы чувств свои люблю, внутренности, даже тень свою люблю, я с ней часто разговариваю.
    – Похоже, ты другую болезнь подхватил, – хмыкнула Львенок.
    – За любовь к другим нужно платить, а когда любишь себя – не надо. Как хочу себя любить, так и люблю. Сам себе и хозяин…
    Lelya Nisevichhas quoted2 years ago
    к тому времени, когда Чэнь Би забрал Чэнь Мэй из рук Львенка и ушел, у нее еще не было прописки. Среди законного населения Китайской Народной Республики такого человека, как она, просто не числилось, она была «нелегальным ребенком». Сколько было в то время таких детей, никто не считал, но, полагаю, это должна быть потрясающая цифра. Проблема этих «нелегальных детей» получила наконец разрешение в тысяча девятьсот девяностом году во время четвертой переписи населения. Полученная в связи с этим сумма штрафов за сверхплановорожденных тоже составила астрономическую цифру. Но сколько этих денег в конце концов попало в казну – такое темное дело, что разобраться в этом не может никто. За последние десять с лишним лет народные массы наплодили множество таких «нелегальных детей», думаю, эта цифра тоже впечатляет. Сегодня сумма штрафа выше той, что была двадцать лет назад, больше чем в десять раз, и к следующей переписи, если родители «нелегальных детей» будут способны выплачивать штраф…

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)