ru
Джоанн Харрис

Ежевичное вино

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
    Таня Ефимоваhas quoted4 years ago
    нужные обстоятельства возникают сами собой, украдкой, без фанфар, без предупреждения. Джей полагает это судьбой. Джо называл это волшебством. Но иногда это лишь томление, нечто в воздухе, одно движение — и то, что годами лежало мертвым грузом, меняется внезапно и необратимо.
    Любительская алхимия, называл это Джо
    Евгенияhas quoted6 years ago
    «Я не должна доверять ему», — думала Мариза. Вино вытягивало из нее больше, чем она готова была дать. Вино говорит, а разговоры опасны. Последний человек, которому она доверяла, мертв. Все, к кому она прикасалась, — лозы, Тони, Патрис — мертвы. Легко поверить, будто она что-то несет, передает каждому, с кем встречается. Но вино было крепким. Оно нежно качало ее в колыбельке запахов и воспоминаний. Оно выспрашивало ее секреты.
    Kim Khurumhas quoted7 years ago
    «Дом – там, где твое сердце»
    Aigerim Dauletkeldinovahas quoted2 months ago
    Джей заботливо подкармливал огонь, слегка удивляясь тому, насколько это оказалось приятно. Было что-то примитивное в этом простом действии, что-то из вестернов, которые он так любил в детстве
    Christine Shinehas quotedlast year
    Дом — там, где твое сердце». Одна из любимых поговорок Джо. «Там, где твое искусство».
    Tanikulahas quoted2 years ago
    — Но это всего лишь картошка.

    — Ага, — кивнул Джо, не отрывая глаз от своей овощерезки.

    — А мне показалось, ты назвал их яблоками или как-то похоже.

    — Пьяблоки. Корешки. Кругляшки. Пом-де-теры[17].

    — На вид ничего такого особенного, — заметил Джей.

    Джо покачал головой и принялся скармливать корнеплоды овощерезке. Они пахли сладковато, как папайя.

    — Я привез их домой из Южной Америки после войны, — сказал он. — Вырастил из семян прям тут, в саду. Пять лет угробил на то, чтоб земля им понравилась. Для жарки расти «Кинг Эдвард». Для салатов — «Шарлотту» или «Джерси». Хошь чипсов — выбирай «Марис пайпер». Но эта, — он подобрал картофелину, почерневшим пальцем любовно потер розоватую кожуру, — старше Нью-Йорка, такая древняя, что у нее даже нету английского имени. Семена дороже золотой пыли. Это не просто картофелины, сынок. Это кусочки утраченного времени, когда люди еще верили в волшебство и половины мира не было на картах. Из такого чипсы не варганят. Он снова покачал головой, в глазах под толстыми седыми бровями плескался смех. — Это мои «Особые».

    Джей внимательно смотрел на него, не понимая, свихнулся старик или просто шутит.

    — И что же ты из них делаешь? — наконец спросил он.

    Джо кинул последнее пьяблоко в овощерезку и осклабился:

    — Вино, сынок. Вино.
    Михаил Сентемовhas quoted3 years ago
    Вино говорит. Это общеизвестно. Оглядитесь. Спросите уличного оракула, незваного гостя на свадебном пиру, юродивого. Оно говорит. Оно чревовещает. У него миллион голосов. Оно развязывает язык, выбалтывая тайны, которые вы не собирались выдавать, тайны, которых вы знать не знали. Оно кричит, разглагольствует, шепчет. Оно говорит о великих вещах, о гениальных планах, трагических страстях и ужасных предательствах. Оно хохочет до упаду. Оно тихонько хихикает себе под нос. Оно рыдает при виде собственного отражения. Оно вытаскивает на свет летние дни, давно минувшие, и воспоминания, крепко забытые.
    Аленаhas quoted7 years ago
    «Если уехать достаточно далеко, — говорил Джо, — никаких правил не останется».
    Kim Khurumhas quoted7 years ago
    прошлое – это остров, окруженный временем
    Aleksandra Kozlovahas quoted9 years ago
    «Если уехать достаточно далеко, — говорил Джо, — никаких правил не останется».
    Теперь Джей начал понимать. Истина, верность, подлинность. То, что привязывает нас к домам и лицам, давно ставшим чужими. Он может быть кем угодно. Ехать куда угодно. В аэропортах, на станциях и автобусных остановках возможно что угодно. Никто не задает вопросов. Люди становятся почти невидимыми. Он тут всего лишь пассажир, один из тысяч. Никто его не узнает. Никто вообще о нем не слышал.
    Sveta Galachiyanhas quoted2 hours ago
    Дом — там, где твое сердце
    Ангелина Двуреченскаяhas quotedyesterday
    Отсутствие радио наполняло воздух враждебной тишиной
    Юленька Тотороhas quoted2 days ago
    «Дом — там, где твое сердце». Одна из любимых поговорок Джо. «Там, где твое искусство».
    Ангелина Двуреченскаяhas quoted2 days ago
    «Бойкое, говорливое вино, веселое и немного нахальное, с пикантным привкусом черной смородины»
    Юленька Тотороhas quoted4 days ago
    Словно, выпив вино Джо, он внезапно смог стать Джо, размечать путь, царапая знаки на карте, менять личность, повинуясь своим капризам. И в то же время он будто стал легче, избавился от обиды и злости, что так долго в себе носил бесполезным балластом, много-много лет.

    «Если уехать достаточно далеко, — говорил Джо, — никаких правил не останется».

    Теперь Джей начал понимать. Истина, верность, подлинность. То, что привязывает нас к домам и лицам, давно ставшим чужими. Он может быть кем угодно. Ехать куда угодно. В аэропортах, на станциях и автобусных остановках возможно что угодно. Никто не задает вопросов.
    Юленька Тотороhas quoted4 days ago
    — Я ж про настоящие путешествия, сынок. Не про всякую чушь из туристских брошюр. Парижский Новый мост ранним утром, когда никого нету, одни бродяги выползают из-под мостов и из метро, а солнце отражается в воде. Нью-Йорк, Центральный парк весной. Рим. Остров Вознесения[30]. Перебраться через итальянские Альпы на ослике. Уплыть с Крита на каике зеленщика. Пересечь Гималаи пешком. Есть рис с листьев в храме Ганеши. Попасть в шторм у берегов Новой Гвинеи. Встретить весну в Москве, когда целая зима собачьего говна из-под талого снега лезет. — Его глаза сверкали. — Я все это видал, сынок, — мягко сказал он. — И много чего еще. Я себе поклялся, что увижу все.
    Юленька Тотороhas quoted4 days ago
    Где волшебство, я вас спрашиваю? — поинтересовался он. — Где ковры-самолеты, и гаитянское вуду, и одинокие стрелки, и обнаженные леди, привязанные к железнодорожным путям? Где индейские следопыты, и четверорукие богини, и пираты, и гигантские обезьяны? Где, черт побери, космические пришельцы?
    Юленька Тотороhas quoted4 days ago
    — К черту задание! — весело вскричал он. — Вы пишете не потому, что кто-то дает задания! Вы пишете потому, что не можете не писать, или потому, что надеетесь — вас кто-то услышит, или чтобы починить то, что внутри вас сломалось, или вернуть что-то к жизни…
    Юленька Тотороhas quoted5 days ago
    Даже самый скучный и неинтересный герой, — сказал он своим студентам-вечерникам, — станет больше похож на человека, если подарить ему любимое существо. Ребенка, возлюбленного или хотя бы собаку.

    «Если, конечно, вы не пишете фантастику, — подумал он и внезапно осклабился, — в этом случае вполне достаточно выкрасить ему глаза в желтый цвет».
    Юленька Тотороhas quoted5 days ago
    Чтоб они росли, надо с ними говорить. И щекотать, — добавил он, указывая на длинную палку, прислоненную к голой стене. На конце палки болтался кроличий хвостик. — Это моя палка-щекоталка, ясно? Помидорки ужасно боятся щекотки.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)